Fazy a Moscou No 382

часы марк

Марк Фази (Фазий), Россия, Москва, 1773-1778 годы

(и немного из истории часов на Спасской башне Московского Кремля)

Одни из самых ранних русских карманных часов, произведены в 18 веке на казенной часовой фабрике Марка Фази.

Этот же мастер в 1776 году устанавливал часы на Спасской башне Московского Кремля.

Впрочем, обо всем по порядку.

Граф Г.Г.Орлов

В 1764 году по инициативе графа Григория Григорьевича Орлова, императрица всероссийская Екатерина Вторая издала указ о создании в Москве и Санкт-Петербурге часовых фабрик, подведомственных «Мануфактур-коллегии». Руководить фабриками приглашались иностранцы.

В том же году были организованы сразу три казенные часовые фабрики: в Санкт-Петербурге, Москве, и подмосковной Купавне. Руководить московской фабрикой был приглашен женевский часовщик Марк-Конрад Фази (Fazy, Marc-Conrad).

Московская фабрика существовала до 1778 года, и согласно историческим документам (ссылки 1, 2), по состоянию на 1773 год было готово 142 часовых механизма карманных часов. Номер этого экземпляра 382, значит от был сделан между 1773 и 1778 годами.

И, пожалуй, самое интересное, Марк Фази имеет непосредственное отношение к истории символа России – Курантам на Спасской башне Московского Кремля. В 1776 году Марк Фази с учениками установили на Спасской башне сложные английские часы с колокольным боем, игравшие 24 мелодии. Также была проведена модернизация механизма, и впервые часы стали показывать время на четырех циферблатах, направленных в 4 стороны света (ссылка 1). Часы прослужили до середины XIX века.

Императрица всероссийская

Екатерина II Великая

Марк Фази (Фазий) и его фабрика

Fazy – швейцарская часовая династия, насчитывающая несколько поколений часовщиков. Марк Фази родился в 1740 году в Женеве, умер в 1812 году в Москве.

Часы с подписями "Jean Fazy", "Freres Fazy" можно встретить в некоторых коллекциях и музеях. Известны работы в сотрудничестве с женевским эмальером Terrot. Но по сведениям от музеев (см. ссылки ), другого экземпляра с подписью "Fazy a Moscou" встретить пока не удавалось.

Об истории становления, успехах и неудачах Московской казенной часовой фабрики рекомендуется прочитать по ссылкам внизу (ссылка 2). Подробно и интересно тема описана в работе Ольги Николаевны Мельниковой, которую можно найти в разделе Литература (п. 48).

Существует альтернативная версия истории Московской казенной часовой фабрики. По версии западных источников (книга Baillie, ссылки 4, 5, 6), московскую фабрику основали двое Фази – Жан (Jean Fazy, 1734-65), и его брат Марк (Marc-Conrad Fazy, 1740). Однако, имеет смысл доверять нашей отечественной версии, подтвержденной историческими архивными документами, согласно которым Жан Фази работал в Санкт-Петербурге при Дворе, а московская фабрика была полностью в ведении Марка.

О часах Fazy a Moscou No 382

Часы сделаны в типичном французском стиле. Не исключено, что в производстве применялись сборочные комплекты ("ebauche" – заготовка), а изготовление циферблатов, корпусов, вся финишная доводка и регулировка выполнялись в Москве.

Передняя крышка часов со стеклом, открывается при нажатии на кнопочку в корпусе около цифры 3.

На циферблате между цифрами 3 и 4 предусмотрено отверстие для подзавода часов ключиком.

Перевод стрелок производится также ключиком, одетым непосредственно на центральный минутный вал.

Толстый корпус классической формы "луковица", задняя крышка глухая. Корпус сделан из серебра и покрыт позолотой.

Внутренняя часть корпуса сохранила оригинальное золочение, позолоту снаружи пришлось восстановить.

Корпус раскрывается пополам, механизм держится на шарнире.

С боковой части механизма видно микро-цепочку фузеи.

Эмалевый циферблат старого французского начертания с крупными цифрами часов и минутной дорожкой по внешнему краю.

Разметка, цифры, и подпись "FAZY A MOSCOU" прорисованы вручную, зафиксированы в слое горячей эмали.

Стрелки формы "beetle & poker", типичной для 18 века. Кончик минутной стрелки утерян.

Механизм на шпиндельном ходу, с фузеей и цепью Гааля. Подписан Fazy a Moscou 382.

Резной мост баланса (был ремонт, пайка), стальная накладка-кокерета, серебряный диск регулятора точности со стрелкой.

Механизм французского стиля, за исключением нетипичного устройства натяжителя пружинного барабана.

Гравировки выполнены несколько неумело, на французские совсем не похожи. Очевидно, русская рука.

Реставрация и ценность

После минимального ремонта и чистки, механизм ходит и показывают время с точностью 2-3 минуты в сутки. Для 230-летнего механического устройства результат более чем хороший.

Часы заслуживают качественной реставрации, хочется привести их в состояние, наиболее близкое к оригинальному. Предстоит поменять стекло, восстановить минутную стрелку, убрать оловянный припой с резного моста баланса, восстановить и засинить винтики, ну и разумеется полностью перебрать механизм.

О раритетности и исторической ценности таких часов можно только догадываться, ведь согласно источникам в коллекциях Государственного Эрмитажа, Государственного Исторического Музея, Оружейной Палаты Московского Кремля, и Государственного Политехнического музея нет ни одного экземпляра часов казенных часовых фабрик, основанных Екатериной Второй.

Очень хорошо, что эти часы удалось найти, привезти из-за границы в Россию, вернуть к жизни, и поместить на достойное место в коллекции. Тема старых русских часовщиков очень интересна и раскрыта совсем слабо, есть над чем поработать.

Целая гамма чувств возникает, когда в кармане лежит частица истории нашего государства – часы времен Екатерины II, сделанные теми же руками, которые трудились над символом нашего государства – Московскими Курантами.

Источники и цитаты

Подробная и очень интересная статья Татьяны Фокиной (Государственный Политехнический Музей), вышедшая a журнале Часовой Бизнес в 2000 году. Основанная на фактическом материале из государственных архивов, статья описывает историю зарождавшейся часовой промышленности Российской Империи.

О Марке Фази (в старых архивах он фигурирует как Фазий) также можно найти множество упоминаний, несколько наиболее существенных цитат приведены ниже.

1. В.Н. Пипуныров "Развитие хронометрии в России". Москва, Наука, 1977

Глава "Установка и обслуживание башенных часов в Московском Кремле"

На Спасской башне колокольной игры не было до 1770г. Появились там новые куранты при следующих обстоятельствах. В 1763г. в подвалах под Грановитой палатой производилась разборка



архивных дел бывшего Преображенского и Семеновского приказов, причем были найдены "большие английские курантовые часы", быть может, как предполагает И.Е.Забелин, некогда снятые с Спасской башни. В связи с этим в 1764 г. указом Екатерины II было предложено привести в действие куранты Спасских часов так, чтобы они "сами собой играли и столь долго как заблагорассудится с двадцатью четырьмя разными ариями и часовые доски с числами, стрелки и протчее к тому принадлежащее для публики сделать со всех четырех сторон ".

Для выполнения этих работ на Спасской башне был приглашен Марк Фазий – руководитель казенной часовой фабрики, находившейся в Москве в Немецкой Слободе с 1764г. Фазий запросил на производство работ 14 556 рублей. Смета в этой сумме была утверждена Сенатом; кроме того, Фазию обещано было выдать 3000 рублей за его труды.

2. Мельникова Ольга Николаевна, "Из истории развития часового производства в России (XVIII - начало XX вв.)", Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, Москва, 2004.

В январе 1764 года Г.Г. Орлов представил Екатерине II конкретные предложения по организации часовых фабрик в России. В этом же году императрица издала указ о создании в Москве и Санкт-Петербурге часовых фабрик, подведомственных «Мануфактур-коллегии» и ее конторам, на руководство которыми приглашались иностранцы.

Канцелярией опекунства иностранных были заключены «контракты с часового дела фабрикантом, Робером Журине из Женевы, с товарищами Абрамом Сандо и Иосифом Басилье в целях заведения часовой фабрики в Санкт-Петербурге, а также с часового дела фабрикантом Марком Фазием по созданию часовой фабрики в Москве».

Из всех названных, часовщиками были Иосиф Басилье и Марк Фазий, Абрагам Сандо числился мастером резного дела, то есть резчиком по дереву, Роберт Журине - мастером «делания часовых корпусов».

Имя Марка Фазия вошло в историю Москвы еще и по другой причине. В 1776 году он с учениками установил английские часы на Спасской башне Московского Кремля. Интересно, что до установки новых часов Фазий следил за часами на Спасской башне, за это ему полагалось 1.116 рублей 50 копеек, которые были вычтены позже из общей суммы долга Фазия в казну, равнявшейся 28.316 рублей [ Российский государственный архив древних актов, РГАДА. Ф. 294. On. 2. Д. 537].

По условиям контрактов, на устройство московской и петербургской фабрик, каждой в отдельности, выдавалась беспроцентная денежная ссуда сроком на десять лет в размере 18 тысяч рублей, дозволялось в первый год существования фабрик привозить беспошлинно заграничные машины, станки.

Вот какая запись, касающаяся кредитования московской часовой фабрики, сохранилась в документе РГАДА: «. после заключения в оной Канцелярии (Канцелярия опекунства иностранных - авт.) 9 марта 1764 года с оным фабрикантом Фазием и товарищем его Франеде Ферье контракта выдано им на учреждение в Москве часовой фабрики из суммы канцелярии опекунства иностранных на 10 лет без процентов с возвратом по прошествии тех лет в силу манифеста в три срока по равным частям. » [РГАДА Ф. 238. On. 1. Д. 177].

Оборудование фабрик отвечало европейским меркам. Применялись станки и специальные инструменты: «машины для делания часовых корпусов, финифтяных досок (циферблатов), для делания колес, на которые в карманных часах цепочки наматываются». Особенно внушительным было оборудование петербургской фабрики. [РГАДА. Ф. 294. On. 2. Д. 537. 106 Там же. Ф. 238. On. 1. Д. 177. ]

Здесь были все необходимые машины для производства настенных, карманных и башенных часов. Машины для полирования и шлифования стали, станки для изготовления проволоки, для изготовления часовых корпусов разных размеров, для вырезания медных валиков, для завожения пружин, инструменты для гравировки, золочения, эмалирования, два специальных стола для разметки циферблатов, весы для взвешивания золота и серебра. Кроме того, имелся многочисленный ручной инструмент: ножницы для резки меди, клещи, пилы, тиски, резцы. По тем временам, это было очень солидное оборудование.

Организация труда на фабриках напоминала европейскую, сложившуюся на часовых фабриках Англии, Франции, Швейцарии того времени, строилась на основе разделение труда.

Трудности обеих фабрик были очень схожими. Так, они понесли большие финансовые убытки из провалившейся акции по приобретению заграничного оборудования и привлечения иностранных мастеров.

В 1764 году Фазий отправил посыльного Фермье в Париж, где посол князь Голицын должен был выдать ему казенных 6500 рублей. Однако французское правительство, препятствующее выезду ценных кадров из страны, арестовало Фермье с 11 нанятыми им ремесленниками, а купленные им инструменты и машины для производства часов конфисковало. Через некоторое время Фермье был отпущен, дав подписку о невыезде из Парижа. Конфискованное оборудование попало в Россию не полностью. Подобная история случилась и с агентом Петербургской фабрики – Сандо, отправленным в Швейцарию.

Московская фабрика размещалась в Немецкой слободе, где были выстроены кузня с тремя горнами и башня с французскими часами. На работу были приглашены иностранные мастера. В документах 1768 года, исследованных старшим научным сотрудником Государственного Политехнического музея, Фокиной Т.А. упоминаются десять иностранных ремесленников, которые были «по большей части из Франции выписаны».

Производство наладилось в 1767 году. Поначалу фабрика была жизнеспособной, но не хватало мастеров и должного оборудования, которое в России не производилось.

В 1773 году была проведена аттестация учеников фабрики, которые по контракту в течение шести лет были на казенном содержании. Мануфактур-коллегия поручила своему сотруднику Приклонскому проверить работу фабрики. Сформированная комиссия из самых лучших цеховых часовых мастеров Московского магистрата, признала, что «ученики работают с хорошим искусством, сделать часы в состоянии». Также говорилось о выявленной продукции фабрики, среди которой было 142 механизма карманных часов, 4 механизма стенных часов с репетиром, трое часов карманных с эмалевыми циферблатами, а также много часовой фурнитуры.

Фактически московская фабрика прекратила свое существование в 1778 году. Казенный долг был не выплачен, погасить его векселями должников -князей Мещерского, Шаховского не получилось, хотя суммы, обозначенные в векселях, значительно превышали казенный долг, например, в векселе князя Мещерского значилась сумма в 37 тысяч рублей112. Вскоре не оказалось денег на выплату жалованья подмастерьям. Имущество фабрики было описано. Мануфактур-коллегия постановила учеников распустить, купленный для Фазия дом продать на аукционе и те деньги в казну возвратить.

В 1779 году Фази делает попытку организовать новую часовую фабрику, для чего просит позволения уехать в Женеву на один год, чтобы подобрать мастеров. Вернувшись, он выкупает дом в Немецкой слободе за деньги, полученные по векселям князя Мещерского, но открыть часовую фабрику ему так и не удалось.

3. Елена Лебедева "Уходящие часы"

Источник: german242.com

Другие товары