Слуцкие пояса

Слуцкие пояса

Слуцкие пояса

Во многих странах мира знают про слуцкие пояса – высокохудожественные произведения ручного ткачества в Белоруссии второй половины XVIII – начала XIX в. Большие коллекции хранятся в Государственном историческом музее СССР, в Этнографическом музее народов СССР и в Эрмитаже, Государственном историческом музее УССР в Киеве и в Этнографическом музее во Львове. Есть они и в Вильнюсе в Историко-этнографическом музее, и в Черниговском историческом музее. За рубежом коллекции слуцких поясов хранятся в Национальных музеях Варшавы, Кракова, Гданьска, Познани, в музее истории текстильного производства в Лодзи, в музеях Парижа и Нью-Йорка. В Белоруссии слуцкие пояса есть в музеях Минска, в Гродненском историко-археологическом музее, а один хранится в Минском областном краеведческом музее в Молодечно.

Изготовлялись эти пояса вручную на Слуцкой мануфактуре шелковых поясов, принадлежавшей князьям Радзивиллам, основанной в конце 30-х годов XVIII в. Она была создана из трех предприятий: самого раннего, на котором вырабатывались золотые галуны для шляп, мундиров и костюмов, а также пояса, второго – «фабрики» по выработке шелковых поясов и третьего – «фабрики разных материй», которые ткались шелком, золотой и серебряной нитью. Одно из этих предприятий – «фабрика» шелковых поясов – первоначально находилось в Несвиже (с середины 50-х годов XVIII в.) и в конце 1760 г. было переведено в Слуцк и объединено с другими в знаменитую Слуцкую мануфактуру шелковых поясов (35, с. 443-444). Таким образом, эта мануфактура, учитывая ее первоначальную деятельность – первая из мануфактур не только в Белоруссии, но и на всей территории тогдашней Речи Посполитой.

В этот период в Слуцке было развито ткацкое ремесло и сложились давние художественные традиции. Так, по реестру ремесленников 1737 г. (неполному), в городе насчитывалось 23 ткача, 12 позументщиков, 1 вышивальщик, 1 ковровщик. В 30-40-е годы XVIII в. в Слуцке вырабатывались шелковые пояса с металлическими нитями, что свидетельствует о большом мастерстве местных белорусских мастеров того времени. Продукция была разнообразной: выпускались пояса «богатые» и «простые», а также золотые и серебряные галуны, нашивки, ленты, ковры и гобелены. Руководила предприятиями княжеская администрация. Объем продукции был сравнительно небольшой. Есть сведения не только про пояса, но и про слуцкий «турецкий красный» ковер, сделанный до 1756 г. по восточному образцу.

Как раз к середине XVIII в. на территории Речи Посполитой и в Белоруссии в том числе вошли в моду турецкие и персидские шелковые пояса, украшенные разного цвета узорами, золотыми и серебряными нитями. Стоили они очень дорого – до 1000 злотых (поручик получал тогда в год 600 злотых). Такие пояса были длинные и широкие, тканые золотом и серебром по шелку. Правда, были пояса и подешевле (от 50 до 200 злотых). Их носили магнаты и наиболее богатые шляхтичи.

Учитывая спрос на лешковые пояса, тогдашний владелец Слуцка князь Иероним Флориан Радзивилл решил открыть большую мануфактуру, приказав построить для нее два больших здания, которые были готовы уже в 1756 г. В мае 1760 г. после смерти Иеронима Флориана Слуцк перешел по наследству к его старшему брату Михаилу Казимиру, владельцу Несвижа. В конце 1760 г. этот магнат перевел небольшую мануфактуру по выработке «персидских» поясов («персиарня») из Несвижа в Слуцк. В это время на ней работали приехавший к князю из Стамбула известный мастер, турецкий армянин Ян Маджарский (Ованес Маджарянц), 2 подмастерья и 9 учеников (48, л. 8).

Почему «персиарня» была переведена магнатом из одного города в другой? Казалось, для него же было лучше иметь мануфактуру шелковых поясов рядом с собой, в Несвиже, где была его резиденция.

Историки М.Балинский, Ю.Колачковский и 3.Глёгер еще в XIX в. а также Т.Маньковский (в 30-50-х гг. XX в.) отметили, что в Несвиже и Слуцке существовали отдельные мануфактуры шелковых персидских поясов (персиарни). При этом несвижская мануфактура вскоре перестала существовать, в то время как слуцкая «расцветала» (34 а, с. 647; 34 б, с. 328; 35, с. 443- 44; 36, с. 33). Эти наблюдения историков подкрепляются соответствующими архивными сведениями. Слуцк был городом с более старинной традицией ткацкого ремесла, здесь было больше квалифицированных мастеров, уже существовали ремесленные мастерские, а также другие магнатские мануфактуры по выработке галунов и разных материй, которые ткались шелком, золотой и серебряной нитью. Здесь был накоплен опыт руководства такими предприятиями. В деревнях Случчины издавна было развито своеобразное ткацкое производство. Построены большие для того времени производственные помещения. Все это было учтено, когда персиарню из Несвижа перевели в Слуцк и объединили с имеющимися здесь мануфактурами. Вместо 12 работников мануфактуры в Несвиже в 1759-1760 гг. (из них 9 учеников) в Слуцке в 1763 г. уже работало 46 человек: Ян Маджарский, 39 подмастерьев и 6 девушек-навивалыциц шелка. В те времена учились ремеслу долго, несколько лет. Эти цифры говорят об уже подготовленных ремесленных кадрах в Слуцке, чего не было в Несвиже

Производственные помещения Слуцкой шелкоткацкой мануфактуры были построены на Сенаторской улице, в Новом городе, за рекою Случью. Улица эта тянулась от плотины до Нового замка.

Радзивилл хотел сделать образцовую мануфактуру, чтобы ее изделия не только конкурировали с турецкими, персидскими и китайскими поясами и тканями, но и превзошли заморскую продукцию. И он этого добился.

Расширение деятельности мануфактуры в Слуцке связано с именем Яна Маджарского, который переехал в Белоруссию в конце 1757 г. а с января 1758 г. стал руководителем (мэтром)

небольшой мануфактуры шелковых поясов в Несвиже. В Белоруссию были перевезены детали особого ткацкого станка и специальный каток для прокатывания поясов, принадлежавшие ему. Часть станков была сделана на месте. После переезда в Слуцк Ян Маджарский руководил мануфактурой до 1776 г. Уже в 1763 г. слуцкая персиарня была реорганизована, ее производство резко увеличилось, а само предприятие расширилось. Продукция слуцкой мануфактуры шелковых поясов завоевывала все большую популярность в Речи Посполитой.

В 60-70-е годы XVIII в. слуцкие пояса ткали из шелковых, золотых и серебряных нитей. Длина различных поясов составляла от 300 до 408 сантиметров, ширина – 27-28,5 сантиметра. Они были украшены богатым орнаментом. Вытканы были обе стороны пояса разной расцветки. Поле самого пояса обычно заполнялось поперечными полосками или чешуйчатым узором. Концы были затканы пышными гирляндами из цветов и листьев. По сторонам пояс украшался узкой узорной каймой. С начала 80-х годов XVIII в. пояса заканчивались шелковой златотканной бахромой – от 12 до 30 сантиметров.

В орнаменте слуцкого пояса использовались восточные узоры с народным, белорусским узором: стилизованные васильки, незабудки, дубовые листья, желуди. Слуцкий пояс (паса) представлял собой длинную блестящую полосу из шелковых, золотых и серебряных нитей. Пояса могли быть и «литыми» из золота. Такие пояса казались отлитыми из одного куска металла, хотя основа их



была шелковая. «Литые» пояса прокатывались на особых катках. На концах поясов были метки с обеих сторон на латинском языке «Меня сделали в Слуцке», «Сделан в Слуцке», или кириллицей «Во граде Слуцке», «В Слуцке». В последующем, когда мануфактурой управлял сын Яна Маджарского, появилась подпись «Лео Маджарский». У слуцкого пояса одна сторона обычно была более светлой, другая – темнее или даже черной. Его можно было переворачивать и с одним и тем же поясом пойти либо на свадьбу, либо на похороны.

В середине 70-х годов XVIII в. князь Кароль Радзивилл («Пане коханку»), которому из-за огромных расходов всегда недоставало денег, решил передать в аренду свою мануфактуру разбогатевшему Яну Маджарскому. В 1776 г. был подписан договор, по которому Маджарский платил 10 тысяч злотых в год в княжескую казну, за что получал в свое распоряжение мануфактуру «со всеми в ней находящимися учениками и принадлежащими к этому ремеслу станками». Договор этот ежегодно продлевался. В 1778 г. аренда перешла к сыну Яна – Леону Маджарскому. Радзивиллы часто брали у них в счет арендной платы продукцию натурой. Леон Маджарский арендовал мануфактуру с 1778 по 1807 г.

Леон Маджарский провел дальнейшие усовершенствования, увеличил количество станков и привлек больше работников. Улучшилось качество продукции. Стали выпускать четырехлицевые пояса, т.е. с четырьмя видами цвета и рисунков, когда пояса одевали, их вдоль складывали вдвое. Выпускали пояса размерами 300×28 и 374×34 сантиметра. Были и другие вариации размеров. Слуцкие пояса завоевали большую популярность не только у шляхты Речи Посполитой, но и у украинской старшины, русского дворянства. В 80-е годы XVIII в. увеличился экспорт слуцких поясов в Россию.

Слуцкие пояса быстро вытеснили турецкие и персидские и завоевали рынок в Польше, Литве, Белоруссии, Украине и других странах Европы. Слуцкие ткачи включили в орнамент цветы местной, белорусской флоры – васильки, незабудки и другие. Из-за этого он потерял восточную стилизацию и приблизился к белорусскому национальному орнаменту.

Чаще всего при окраске пояса применяли оранжевый цвет с синим и золотыми нитями или алый с синим и золотыми нитями. Леон Маджарский еще больше усовершенствовал узоры. Были введены полосы разной ширины, цвета и орнаменты. Использовались контрастность, чередование геометрического орнамента с цветочным.

Слуцкие пояса стали образцом для других ткацких мануфактур, которые открывались в других городах и местечках: в Городнице, Лососне, Станиславе, Кобылках, Липкове, Кракове, а также в Лионе.

Сейм Речи Посполитой в 1790 г. подчеркнул значение мануфактуры слуцких поясов и возвел Леона Маджарского со всеми его потомками в шляхетство (за диплом на шляхетство он заплатил в казну 500 дукатов золотом). Внучка его Елизавета в 1818 г. вышла замуж за белорусского помещика Чеслава Манюшко, у которого было небольшое имение Убель на Игуменщине (ныне Червенский район) и дом в Минске (теперь на углу улиц Энгельса и Интернациональной). В фальварке Убель 5 мая 1819 г. родился их сын Станислав (1819-1872), впоследствии выдающийся польский композитор, дирижер и музыкально-общественный деятель, основоположник национальной классической оперы.

Ежегодная продукция Слуцкой мануфактуры до конца XVIII в. составляла до 200 поясов. Стоили они от 5 до 50 червонных злотых (от 83 до 833 злотых). За 50 червонных злотых можно было купить двух лошадей. После присоединения Белоруссии к России, в 1796 г. пояс стоил 50-100 рублей.

В описании Слуцка 1765 г. отмечено, что «на фабрике переской» было 16 станков и более 800 разных деталей к ним: прялок, катков, шпулек, челноков и других. Первый свой станок Ян Маджарский вывозил из Турции по частям, так как султанские власти строго запрещали вывозить такие станки, чтобы в других странах не было конкуренции турецким шелковым с золотом поясам. Станок был собран уже в Слуцке. Другие станки были сделаны в Белоруссии княжескими механиками по образцу собранного станка. Тайна слуцких изделий заключалась в том, что Маджарский привез особенный станок с латунными и медными деталями, а это сказывалось на особом качестве слуцких поясов.

Комплекс зданий слуцкой мануфактуры занимал большую площадь – 2,4 гектара. Здесь в 1765 г. были и производственные помещения и казармы с 11 комнатами, где жили мастер и работники мануфактуры. В 1793 г. в двухэтажном здании мануфактуры было 5 производственных помещений (станций), 2 больших производственных помещения (залы), столярные и административные помещения. Количество станков на мануфактуре в последней четверти XVIII в. увеличилось до 24-25. В 1793 г. здесь было 28 разных станков. Общее число работников доходило до 60 человек. Таким образом, до конца XVIII в. количество действующих на мануфактуре станков было значительным, и объем производства не снижался (10, с. 51).

В начале XIX в. доходы Леона Маджарского снизились, так как шелковые пояса начали выходить из моды. В 1801-1802 гг. работали только 12 станков.

Судя по спискам работников, иноземцев (кроме Я. Маджарского) на мануфактуре не было. На ней трудились в основном местные жители, горожане Слуцка и Несвижа и крестьяне из деревень Случчины. Так, в 1807 г. из 27 работников 19 происходили из Слуцка, 2 из Уречья, 2 из Несвижа, 1 из Сверженя, 1 из Сёлка (возле Слуцка). Имена и фамилии работников указывают на их местное, белорусское происхождение. Это опровергает мнение целого ряда польских и других историков о том, будто бы на мануфактуре работали турки и персы, которых якобы пригласил сюда Радзивилл. Среди работников перечислены и девушки-работницы. Так что широко известное стихотворение Максима Богдановича «Слуцкія ткачыхі» имеет под собой целиком реальную историческую основу.

В 1807 г. Маджарский отказался от аренды мануфактуры и получил от князя в аренду имение Маньков (позднее Маньково). В первые десятилетия XIX в. мануфактура пришла в упадок. После 1810 г. производство значительно снизилось.

Во время войны 1812 г. мануфактуре был нанесен тяжелый ущерб: часть материалов разграблена, катки вывезены, некоторые работники из-за отсутствия работы распущены. В 1814 г. правда, она вновь была открыта, но угасала из года в год. Радзивилловская администрация отдала мануфактуру в аренду в 1823 г. слуцкому купцу Канторовичу, а потом его дочери богатой торговке Блюме Либерман и ее мужу… за 30 рублей серебром в год! Аренда тянулась до 1835 г. В 1823 г. здесь работал только 1 станок, на котором трудились 4 вольнонаемных рабочих. За весь год было выработано лишь 6 поясов и 147 штук разных шелковых материалов. В 1828 г. работали уже только 1 мастер и 1 подмастерье. С 1835 г. аренда мануфактуры передавалась разным жителям Слуцка. Последние сведения о выработке шелковых поясов для князя Вильгельма Радзивилла относятся к 1846 г. В том же году владелец мануфактуры князь Л. Витенштейн приказал закрыть ее (36, с. 48-50). Так закончила свое существование некогда знаменитая мануфактура слуцких поясов.

Источник: www.irina-alex.net

Другие товары