Фрагменты теории рюкзакостроения

Автор - Владимир Геллер (Тольятти)

Предупреждаю сразу. В этой статье не будет ни обзора, ни подробного анализа существующих моделей рюкзаков, импортных и отечественных. Тем более не будет их сравнения. Поэтому те, кто ждет конкретный ответ, какой из выпускаемых рюкзаков самый лучший, могут дальше не читать. Также не будет описания конкретных материалов, из которых изготавливаются рюкзаки. Не будет швов, которыми эти материалы сшиваются. Не будет ленточек, которые в эти швы заделываются. И не будет пряжек, которые на эти ленточки цепляются. Задачи этой статьи другие. Я хочу озвучить базовые принципы, по которым должны шиться рюкзаки. Заодно, я надеюсь, что мою статью вдумчиво прочитают некоторые производители рюкзаков, модели которых наводят на мысль об отсутствии у них не только специального, но даже и начального образования.

Следует также отметить, что говорить я буду о больших рюкзаках, тех, которые сейчас называют экспедиционными, а раньше называли грузовыми или туристскими. О маленьких рюкзачках, призванных заменить в городе портфель или сумку, а также очень удобных для горнолыжников и сноубордистов речь не пойдет совсем. Не будет речи и о штурмовых альпинистских рюкзаках, в которых можно иногда и подбросить груз из альплагеря до "зеленой гостиницы". Их цели, а как следствие, и требования к ним несколько иные. Здесь речь идет о рюкзаках, предназначенных для переноски больших грузов на большое расстояние .

1. Откуда ноги растут

Чтобы было понятно, откуда выходят корни той или иной традиции в конструировании рюкзаков, небольшой экскурс в историю.

Еще тридцать лет назад основным, если не единственным, рюкзаком, доступным туристу или альпинисту, был знаменитый "абалаковский" рюкзак. С современной точки зрения этот рюкзак не выдерживает никакой критики. Но по тем временам он был очень неплох. Прилично скроенный мешок, удобные лямки, очень прочный материал, делающий ненужным силовой каркас. Главная конструктивная беда "абалака" - отсутствие поясного ремня, тогда еще не то чтобы не изобретенного, но неоцененного рюкзачной наукой. Это вынуждало конструкторов делать рюкзак очень невысоким. Он занимал пространство спины от поясницы до плеч, и, несмотря на максимальную ширину, был очень небольшого объема, вместе с карманами и клапаном около 60 литров.

Понятно, что вместить в такой рюкзак все вещи не получалось. Как следствие, развилось целое искусство приторочки вещей снаружи, которое позже стало называться внешней навеской. Палатка под дно, веревка под клапаном, каска на затяжке, вплоть до кружки на застежке кармана, придумкам не было конца.

В семидесятых годах XX-го века появились первые самодельные рюкзаки, а в начале восьмидесятых "самодеятельность" приняла массовые размеры. Тогда же и распространились модели с поясным ремнем, без которого сейчас рюкзак страшно даже представить. Как следствие, рюкзак стал выше и объемней.

Каждый самодельный рюкзак был самостоятельной моделью. Однако прослеживались и общие тенденции.

Четко определились две школы в конструировании, которые можно назвать "альпинистской" и "туристской". Здесь надо отметить разницу в требованиях к рюкзаку у альпинистов и туристов.

Лирическое отступление

Альпинист, чаще всего, несет сравнительно большой груз только до базового лагеря, средний - до штурмового, а на само восхождение идет почти налегке. Причем "большой груз", с точки зрения туриста, не такой уж и большой. С развитием транспортной инфраструктуры в горных районах, потребность альпинистов в переноске тяжестей постоянно падает, к их великому удовольствию. В тоже время, альпинисту очень важно, чтобы рюкзак как можно меньше мешал на технических участках.

Туристские маршруты значительно длиннее и продолжительнее альпинистских, разнообразнее их, зато сильно уступают по технической сложности.

Турист несет значительно больше вещей, и несет их весь поход, за исключением коротких радиальных выходов. Туристу приходится продираться через заросли кустарника или лесной бурелом, пробираться по болотам и т.п.

А технически сложные участки туристы предпочитают провешивать перилами, а не проходить свободным лазанием, как альпинисты. Тяжелый груз вынуждает.

Вследствие несколько разной специфики, разными оказались и требования к рюкзакам.

Туристские самоделки выросли из "абалака". Старый рюкзак вдвое вырос по высоте, избавился от большинства карманов, обзавелся большим клапаном, приобрел пояс и кучу самодельной фурнитуры. Получилась вполне пристойная конструкция, которую еще и сейчас можно встретить на туристских тропах. Пояс и лямки сверху наглухо пришивались к рюкзаку точно по размерам владельца.

Альпинисты, гораздо больше туристов общавшиеся с западными коллегами, за основу взяли импортные рюкзаки тех времен. Эти рюкзаки были такой же высоты, как и туристские, но значительно уже их, за что были немедленно окрещены "сосисками". Альпинисты в долгу не остались, и туристская модификация приобрела звания "чемодана" и "баула".

"Сосиски" были ощутимо меньше "баулов" по объему, зато очень хорошо вели себя на сложном рельефе, особенно в не полностью набитом состоянии. В случаях же, достаточно редких, когда альпинисту не хватало объема, на помощь приходили отработанные еще на "абалаках" навыки использования наружной подвески.

"Баул" был менее удобен на сложных скалах, зато в него можно было убрать все вещи, не беспокоясь о том, что "в ближайшем стланике каремат подерётся до дыр, спальник намочит неожиданно появившийся ливень, прилетевший за 5 минут и улетевший через 10. А палатку вы потеряете во время очередного экстремального спуска с падением на "пятую точку" или просто незаметно задевши какой-то сук" [цитата из статьи Д. Крепа с сайта ТК "Глобус", г. Киев].

По сути, альпинисты шили штурмовые рюкзаки, которые иногда можно использовать, как грузовые, а туристы - собственно грузовые.

Одним словом, каждый нашел свое.

Влияние импортных рюкзаков сказалось и на подвесной системе альпинистских конструкций. Западная промышленность, сориентированная на "массового потребителя", была серьезно озабочена универсальностью подвесной системы, чтобы одна модель рюкзака подходила разным людям. В те годы наиболее распространена была система с креплением верхнего конца лямок через пряжку на пояснице к поясному ремню. Собственно от рюкзака эта система особо не зависела, более того, чтобы мешок хранил нужную форму и не норовил встать поперек спины, требовала специальной доработки. В спину рюкзака вшивались вертикальные алюминиевые полосы, низ которых доходил до дна рюкзака, а верх до клапана. Верхние концы полос при помощи специальных ленточек присоединялись к лямкам. Это даже не прообразы теперешних "лат" и "противооткидов", это они и есть. Конструкция практически не изменилась.

В СССР эта система получила название "американка". Рюкзак, снабженный "американкой", на спине сидел весьма неплотно. Несмотря на латы и противооткиды, его очень ощутимо болтало из стороны в сторону. Ситуация усугублялась еще и тем, что многие доморощенные конструкторы, норовя увеличить объем "сосиски", откровенно завышали ее высоту.

Кроме того, снабженной массивной, хотя и неудобной подвеской, латами и прочими прибамбасами, такой рюкзак весил 2,5-3 кг, против 1-1,5 кг туристской модификации, в полтора раза большей по объему.

От "американки", как конструкции неудачной, быстро отказались и у нас, и на Западе, но в какое-то время она была широко распространена, и некоторое ее влияние до сих пор ощущается в отдельных моделях.

Следующим толчком к развитию творческой мысли дало появление ковриков из вспененных материалов.

Главным источником пены стал Ленинград, откуда на просторы Союза полился широкий поток листов пенополиэтилена двухсантиметровой толщины (знаменитая "питерская пена"). Новшество немедленно обрело двойное применение. Новый коврик для спанья навсегда решил проблему формирования спины. Появившаяся конструкция получила название "мягкий станок". С мягкими рюкзаками, как с массовой конструкцией, было покончено.

Лирическое отступление

Пена доставалась листами 160 на 120 см. Чтобы не переводить на обрезки драгоценный материал, конструкторы извращались, как могли. Эксперименты ставились весьма своеобразные. Доходило и до курьезов.

В Питере пену резали на куски 80 на 40 см. В конце концов, большинство питерских туристов стало шить рюкзаки под эти ковры, т.е. шириной 40 см, практически перейдя на "сосиски". До сих пор большинство рюкзаков питерских производителей имеет эту ширину.

Размер ковра 80 на 60 породил сверхширокий "баул", владелец которого напрочь разучился делать руками движения назад.

Коврик 120 на 53 выдал своему владельцу почти идеальный для него мешок. Но последователей не нашлось, среди туристов оказалось мало людей с 58 размером плеч и 210 см роста. Зато появились конструкции, в которых каркас распространялся на дно.

Пожалуй, рекордным стал каркас рюкзака, в котором пеной было проложены спина, дно и боковины рюкзака. При этом в пене на спине и боковинах были сделаны разрезы, с идеей создать "анатомический профиль" спины. На ночевке ценой десятиминутной возни с веревочками хозяин превращал "каркасное чудо" в ковер размером 160 на 60. Утром еще десять минут возни превращали ковер



обратно в каркас, съедающий 20 литров объема рюкзака. (Справедливости ради, надо отметить, что сидел на спине этот рюкзак идеально, а еще несколько реализованных оригинальных идей делало его просто лучшим из всего, что я когда-либо видел.)

А потом к нам пришел капитализм. Это имело и положительные, и отрицательные стороны. Рюкзаки стали шить официально и много. Но…

Не знаю почему, но из туристов, занимавшихся конструированием и производством рюкзаков при Советской власти, мало кто продолжил заниматься этим же делом в процессе перестройки.

Зато альпинисты были очень широко представлены в свежеоткрывшихся кооперативах по производству туристского снаряжения.

Возможно - это, возможно - влияние новых западных конструкций, возможно - то, что альпинистские рюкзаки прекрасно подходят дачникам, а, скорее всего, всё вместе привело к тому, что абсолютное большинство производимых рюкзаков начало представлять собой облагороженную "сосиску". В начале 90-х самые большие промышленные рюкзаки объемом не превышали 90 литров.

Реклама этих рюкзаков и создала довольно распространенное мнение, что современный рюкзак должен быть узким и, как следствие, высоким. На самом деле это не так, о чем будет сказано ниже.

Позже рынок заставил производителей вернуть большие тюки, но эти модели часто являются увеличенными копиями штурмовых альпинистских рюкзаков и во многом уступают старым самоделкам. К счастью, не все, но влияние альпинистских традиций у современных производителей достаточно сильно. Выбирая рюкзак, надо об этом помнить. Нередко эти традиции идут вразрез с требованиями, диктуемыми туристскими целями.

2. Каким должен быть экспедиционный рюкзак

Теперь нам предстоит сформулировать, что же мы хотим от экспедиционного туристского рюкзака.

Первое. Хорошо или плохо, если часть вещей не убирается в рюкзак, а прикрепляется к нему снаружи?

Сначала о преимуществах наружной подвески.

Вещь, прикрепленную к рюкзаку, можно очень легко и быстро достать, а когда часть вещей можно оставить в базовом лагере, например, при радиальном выходе, сравнительно небольшой рюкзачок выглядит аккуратнее. Да и вещи в него складываются удобней.

Теперь о ее минусах.

В туристском походе движение, чаще всего, осуществляется по весьма разнообразной местности. Да и рюкзак покупается не на один и не на два года. А это значит, что сегодня с ним идут в горы, завтра - в тундру, а послезавтра - в тайгу. Да и на привалах и переходах с тяжеленным тюком особо не церемонятся. Все вещи, висящие на наружной подвеске, имеют очень высокую вероятность потеряться или повредиться. Чем тяжелее рюкзак и сложнее местность, тем больше эта вероятность.

Лирическое отступление

Я своими глазами видел "спасработы по кошкам", потерянным опытнейшей альпинисткой из-под внешнего крепления. Потеря была точно локализована в пределах часа пешего хода по тропе. Из уважения к заслуженной (без капли иронии) даме и стоимости дивайса, половина альплагеря четыре часа безрезультатно прочесывала местность. Теперь представьте, что это произошло в туристском походе, а впереди еще два или три сложных перевала…

Еще одно лирическое отступление

В 1984 году с нами в горную пятерку пошел не имевший туристского опыта альпинист. Опыт альпинистский у мужика был таков, что выпускающая нас МКК даже не пикнула против его участия. Мы рассчитывали на его технику (и не зря). Но уже на третьем привале с парнем произошел казус. Сброшенный с плеч непривычно тяжелый рюкзак плюхнулся на камень притороченной к нему каской. Раздался громкий хруст и. К счастью, встреченная вечером группа, заканчивавшая свой маршрут, подаренной каской спасла нас от неминуемого схода с маршрута.

Поскольку турист гораздо чаще несет тяжелый рюкзак, чем легкий, то удобство полной укладки намного важнее, чем неполной. А сохранность вещей важнее скорости их доставания, особенно, если учесть, что даже полная перепаковка рюкзака - процесс, измеряемый минутами, а не часами.

Кроме того, при укладке всех вещей в рюкзак, намного проще манипулировать расположением центра тяжести.

Ничего удивительного, что классическая туристская школа требует укладки всего переносимого груза внутрь рюкзака. Это, конечно, не означает, что снаружи на рюкзак ничего и никогда крепить нельзя. Случаи разные бывают. Но относиться к этому надо очень и очень осторожно и, по возможности, избегать. Здесь мы с альпинистами категорически расходимся. Ничего удивительного, условия-то разные.

Отсюда следует вполне логичный вывод: экспедиционный рюкзак должен быть большим! Настолько большим, насколько это возможно.

Лирическое отступление

Новички твердо уверены, что чем больше будет у них рюкзак, тем больше груза дадут им нести. На самом деле количество вещей (и груза) в туристской группе не только конечно, но и твердо закреплено. И при распределении этого груза руководитель в последнюю очередь смотрит на объем рюкзаков участников. То есть вещи Вы получите те же самые. А вот хорошо сложить их в маленький рюкзак будет намного сложнее. Особенно, если этим придется заниматься в плохую погоду. Попробуйте при сильном ветре и неслабом морозе повозиться с аккуратным затягиванием пряжечек наружной подвески. Брр…

К сожалению, назвать точный объем рюкзака невозможно. И вот почему. Рюкзак - изделие индивидуальное. Мешок, идеально сидящий на Вашем друге двухметрового роста, на Вас, при Ваших ста семидесяти см, будет так же функционален, как на корове седло. И наоборот. Регулируемая подвеска и тщательная укладка снимут только часть этой проблемы, и то не главную. Размеры рюкзака должны подбираться под Ваши личные параметры. Они и определят его объем.

Первое требование к рюкзаку мы сформулировали.

Третье - минимально возможный вес. Этого поможет достичь силовой каркас. обеспечивающий максимальное облегчение материала, и отказ от ненужных "наворотов".

Общее всё. Теперь выясним, как этих целей достичь.

3. Геометрия рюкзака

Форма мешка играет основную роль в конструкции рюкзака. Именно она определяет два основных показателя: объем рюкзака и его сбалансированность. Интересно, что если объем рюкзака указывается любым производителем в первую очередь, то про сбалансированность не произносится ни слова, даже сам этот термин, применительно к рюкзакам, мало известен. А этот показатель тем важнее, чем больше и тяжелее рюкзак.

Под сбалансированностью рюкзака понимается расположение его центра тяжести относительно центра тяжести человека и способность рюкзака нейтрализовать колебания данного расположения при не слишком удачной укладке.

Начнем с центра тяжести. Это фундаментальное понятие, характеризующее, в частности, устойчивость любой физической системы. В данном случае системы "человек-рюкзак". Для того чтобы система оставалась устойчивой необходимо, чтобы центр тяжести находился по вертикали над площадью опоры, причем, чем ближе к центру этой площади, тем труднее вывести систему из равновесия. Выход центра тяжести за пределы площади опоры - необходимое и достаточное условие для падения.

Человеческий организм сориентирован на балансировку собственного центра тяжести. Наличие рюкзака смещает центр тяжести всей системы назад. Чтобы вернуть системе устойчивость, при несении рюкзака приходится наклоняться вперед (рис 1). Но это не самая естественная для человека поза и поддержание ее требует от человека энергозатрат. Чем сильнее наклон, тем больше сил тратится на поддержание равновесия.

рис 1.

Центр тяжести рюкзака должен быть сбалансирован по трем осям.

Проще всего с горизонтальной осью, параллельной спине (ширина рюкзака). Центр тяжести по этой оси должен находиться точно посередине человеческого тела. Применительно к конструкции рюкзака это означает его симметричность в этом направлении.

Вторая горизонтальная ось направлена перпендикулярно спине. С ней, вроде бы, тоже все понятно - чем ближе к спине центр тяжести рюкзака, тем лучше (см. рис. 1). Но даже беглый анализ существующих конструкций показывает, что многие конструкторы довольно легко пренебрегают этим правилом в погоне за дополнительным объемом или внушительностью внешнего вида подвески и системы формирования спины. Видимо, это вызвано небольшой абсолютной величиной сдвига. На самом деле, сдвиг центра тяжести рюкзака от спины "всего" на один сантиметр приводит к наклону тела вперед на 1,5 градуса. Такой же эффект дает увеличение веса рюкзака на 2 кг, а при больших весах рюкзаков, даже больше. Совсем не мало. И вполне достойно того, чтобы задуматься о максимальном улучшении данной характеристики, самой важной из всех описанных. К сожалению, у этой характеристики есть свои пределы.

Отступление-гипотеза

Есть и другое объяснение удивительному невниманию производителей рюкзаков к столь важному моменту. Альпинистские маршруты требуют переноски более легких грузов. Тяжелые же рюкзаки на них носятся непродолжительное время. Соответственно, в штурмовых альпинистских рюкзаках обсуждаемый показатель менее важен.

То же относится и к продукции западных производителей, рассчитанных на еще более мягкие условия эксплуатации.

Источник: www.skitalets.ru

Другие товары