Радикальные феминистки 70х: Красные Чулки -1

"После столетий индивидуальной борьбы, женщины объединяются для того, чтоб, наконец-то, полностью освободиться от мужского доминирования" Манифест Красных Чулок, 7 июня 1969

Красные Чулки – одно из самых известных и влиятельных феминистских объединений «второй волны», оказавшей огромное влияние на женское движение в США и во всем мире. Группа образовалась после распада «Радикальных Женщин Нью-Йорка» и объединила многих ярких активисток: Еллен Уиллис, Суламифь Файерстоун, Кэти Сейрачайлд, Ирен Пескилис и других.

В феврале 1969го Эллен Уиллис и Суламифь Файерстоун создали группу «Красные чулки» как «откровенно радикальную феминистскую группу, альтернативу тем объединениям, в которых участвовали женщины с разными политическими позициями» (каким были, например, «Радикальные Женщины Нью Йорка»). Уиллис и Файерстоун представляли себе «Красные чулки» как «группу, в высшей степени ориентированную на публичность и акционизм», интенсивно вовлеченную как в акции публичного протеста, так и в процесс роста самосознания. Они выбрали такое название

чтоб подчеркнуть синтез двух традиций – одной, унаследованной от ранних феминисток, которым в 19 веке присваивали оскорбительный ярлык «синий чулок», и второй традиции радикальных политических активистов США, красный как символ революции.

Суламифь Файерстоун, феминистка, активистка, основательница Красных чулок, авторка книги "Диалектика пола"

Как вспоминает Уиллис: «мы с Шулли решили организовать группу, придумали название и пригласили других участниц». Кроме Уиллис и Файерстоун, первыми участницами стали Кэти Сэйрачайлд, Ирэн Пескилис, Пэт Мэйнарди, Барбара Мерхоф, Пэм Кирон, Линда Фельман, Шейла Кронан и Барбара Камински. Кэрол Ханиш смогла присоединиться к группе т.к. переехала в Гэйнсвилль, штат Флордида, чтобы организовать Фонд Южной Образовательной Конференции, в дальнейшем она работала в «Гэйнсвилльском Женском Освобождении» вместе с ее подругами Джудит Браун и Кэрол Гьярдина. Сэйрачайлд присутствовала на нескольких первых встречах «Красных Чулок», но в марте тоже переехала в Гэйнсвилль, где в течение месяца работала над руководством для групп роста самосознания. Но она вернулась в апреле и стала одной из ключевых участниц. Рос Бэксандалл, Барбара Леон и Элис Кэйтс Шульман присоединились к группе в конце весны.

Для первой акции «Чулки» решили обратиться к вопросу абортов. К концу 60-х настроения в среде врачей и центров планирования семьи стали сдвигаться в сторону реформ (и, в некоторых случаях, даже отмены) законов об абортах. Начиная со штата Колорадо в 1967, определенное число штатов стало реформировать старые постановления. К несчастью, так называемые реформы были не многим лучше тех законов, которые они заменяли. Новые законопроекты, действительно, делали аборт по медицинским показаниям легальным, но «женщина обязана была в принудительном порядке пройти комиссии, члены которых оказывали давление и в морализаторском ключе старались выяснить, являются ли показания для аборта по-настоящему «медицинскими». Так, в Колорадо и в Калифорнии, чтобы сделать аборт, женщина была обязана не только предоставить письменные разрешения от 2-х врачей и комитета больницы, но и, кроме того, была вынуждена согласиться на госпитализацию, что делало процедуру значительно дороже. Подобные ограничения вынуждали женщин из бедных слоев, «не имевших возможности лечиться у частных докторов и позволить себе лечение в стационаре» идти на нелегальные аборты. Отсутствие какого бы то ни было освободительного эффекта от такого рода «реформ», побудило радикальных феминисток, например, Синди Сислер, основательницу организации «Жители Нью-Йорка против законов об абортах», заявить:

законопроекты «реформ» базируются на идее того, что аборты должны регулироваться государством; это свидетельствует о страстном желании поместить женщин внутрь тщательно продуманной сетки правил, созданной якобы для того, чтоб «избежать злоупотреблений». … Отмена анти-абортных законов базируется на… идее справедливости: аборт – это право женщины, никто не может наложить вето на ее решение и заставить женщину вынашивать ребенка против ее воли».

Эллен Уиллис - феминистка, основательница "Красных чулок", музыкальный критик

Действительно, как описывает Уиллис, когда феминистки начали лоббировать отмену анти-абортных законов, «первой мишенью стали так называемые «реформаторы», сокрушавшиеся о том, насколько же больной, или бедной, или много раз рожавшей должна быть беременная женщина, чтобы пожелать уклониться от исполнения своего женского долга».

Нью-Йорк был среди штатов, решивших реформировать законы об абортах. Когда стало известно, что законодательное слушание штата по поводу реформы будет проводиться 13 февраля 1969-го, что в собрании будут участвовать 15 делегатов, из них 14 мужчин и одна женщина-монахиня, участницы женского движения и активистки Национальной Организации Женщин (НОЖ) решили пикетировать слушание. Группа из 7 активисток «Красных чулок» решила, что одного пикета недостаточно. Считая, что официальные 15 экспертов не единственные, кому позволено высказываться по поводу условий легализации абортов, они решили вмешаться в слушание. После того, как один из официальных делегатов – судья – высказал мнение, что легальный аборт может быть разрешен только тем женщинам, «которые исполнили свой долг перед обществом», родив 4 детей, Кэти Сэйрачайлд встала с своего места в полный рост и выкрикнула «Хорошо, а теперь давайте послушаем настоящих экспертов – женщин!». По сводке «Нью-Йорк Таймс», члены комитета «в изумлении уставились



на нее поверх своих микрофонов». Сэйрачайлд продолжила говорить и убеждать законодательное собрание просто отменить ВСЕ ограничения на аборты «вместо того, чтоб тратить время на эти тупые реформы». Ее поддержала вставшая со своего места Элен Уиллис. Один из делегатов раздраженно потребовал, чтоб протестующие вели себя «как подобает леди», но это не возымело действия. В итоге законодательный комитет был вынужден прервать слушание и переместиться в другую комнату, чтобы продолжить за закрытыми дверями. Вскоре после протеста, Уиллис пояснила в интервью журналу Guardian :

Мы прервали заседание для того, чтоб спровоцировать политическую дискуссию. Мы хотели продемонстрировать, как работает законодательная система в обществе, где доминируют мужчины. Мы были особенно заинтересованы в том, чтоб показать насколько сама процедура «экспертного мнения» противоположна идее о том, что люди сами имеют право принимать решения об их жизни. Тот же самый прием используется и для давления на права черных.

Демострация против аботных законов, сбор подписей, Уолл Стрит, Нью-Йорк, 1969

Вдохновленные успехом акции, только что объединившиеся «Красные Чулки» решили провести собственное экспертное слушание по вопросу абортов. Хотя многие женщин отказались рассказывать о своем опыте аборта из-за страха перед возможными последствиями, Песикис и Камински удалось найти 12 добровольцев, согласившихся открыто участвовать в публичной дискуссии. По словам Мерхоф, на выступлении участницы группы «Красные чулки» были одеты в юбки и красные чулки. Стараясь «оспорить ложное разделение личного и политического», противостоять всеобщему убеждению, что тема абортов не является политической, «Чулки» решили говорить о своем личном опыте, вместо заявления абстрактной теоретической позиции. Говорить о своем опыте, как писала Уиллис вскоре после акции, было удачным решением, так как «это вызвало сильный отклик, … чувства сопереживания, гнева и боли» примерно у 300 человек, посетивших собрание. Публичное выступление прошло настолько успешно, что организаторки надеялись: идея таких мероприятий «будет подхвачена и станет для женского движения тем же, чем были обучающие семинары (teach-ins )для активистов демонстраций против войны во Вьетнаме». Действительно, публичное высказывание «Красных чулок» воодушевило многих других женщин на публичные высказыавния об абортах. В борьбе против анти-абортных законов, французские феминистки заручились поддержкой выдающихся французских женщин (включая де Бовуар), готовых, рискуя штрафами и арестом, публично провозгласить: «я делала аборт».

В начале апреля, Шэйла Кронан предложила идею следующей акции: завесить статую Свободы огромным полотном, на котором было бы написано «Свободу женщинам – отменим все законы об абортах!». Однако, Кронан и ее соратницы столкнулись с техническими трудностями при создании плаката с одной стороны, и с оппозицией в лице вновь включившейся в работу группы Сэйрачайлд, с другой. Сэйрачайлд указала на то, что акция была плохо спланирована, и что лучше бы группа потратила эти силы на написание манифеста. Когда, в середине июня, группа проголосовала за отмену акции, собрание «переросло в непрерывный поток взаимных обвинений».

Вопрос об «акции Статуи Свободы» стал камнем преткновения из-за того, что участницы группы имели разные мнения по поводу значимости роста самосознания. Вовсе не все были столь же увлечены идеей роста самосознания, как Сэйрачайл, Пескилис и Мэйнарди. Несомненно, Мерхоф, Кирон, Кронан и Линда Фельдман, покинувшие в конце концов «Красные чулки» для того, чтоб присоединиться к «Феминисткам», – считали, что росту самосознания нужно уделять гораздо меньше внимания. Даже Файерстоун, по разным свидетельствам, хотела бы, что б группа больше ориентировалась на публичные акции протеста. По вопросу про-женской политики так же не было согласованного мнения. Мерхоф, Кирон, Кронан и Фельдман были в числе наиболее активных противниц про-женской линии. Как утверждала Уиллис, они с Файерстоун гораздо сильнее ориентировались на психологический анализ, чем даже Сэйрачайлд, Пескилис и Мэйнарди, которые составляли ядро про-женской фракции.

Трения по поводу роли роста само-сознания и про-женской политики обострились тогда, когда Сэйрачайлд вернулась из Гейнсвилля и вновь включилась в работу группы. Она, по отзывам, сама озвучила, что вернулась в «Красные чулки» не смотря на то, что стоит на других позициях. Далее, она постаралась набрать в группу женщин, которые бы разделяли ее политические взгляды. Бэксандалл, которая в тот момент участвовала в учебной группе вместе с Анни Форер, Джуди Тибо и Хелен Критцлер, стала одной из тех, кого завербовала Сэйрачайлд. Бэксандалл подтверждает, что Сэйрачайлд старалась сместить фокус внимания группы с акционизма на рост самосознания. После удачнойпубличной дискуссии об абортах в марте 1969го, «Красные Чулки» сорвали еще одно заседание на тему законов об абортах (в котором опять участвовали одни мужчины), на этот раз, в престижном колледже Купер Юнион. «Чулки» также помогли организовать несколько общих феминистских акций, посвященных абортам. Но, начиная с весны 1969го, вплоть до роспуска группы в конце 1970го, группа действительно стала меньше ориентироваться на организацию публичных акций. Вместо этого «Чулки» стали уделять больше времени росту самосознания, организации новых групп роста самосознания, распространению феминистской литературы и манифестов.

Alice Echols. Daring to Be Bad. Radical Feminism in America 1967-1975.

Перевод Микаэлы

Источник: ravnopravka.ru

Другие товары