Lauma

Женщина, которая предпочитает белье от Lauma, живет в джунглях современного города, среди его лихорадочной суеты и больших возможностей. Она желает получить все, что может предложить жизнь, – образование, карьеру, отношения. Представительницы прекрасного пола не жалеют усилий, чтобы опередить мужчин в работе и не утратить своей женственности и сексуальности. Однако стремительный ритм жизни, боязнь упустить шанс, навязанные порою роли и рамки подвергают нас стрессам.

Сегодня компания предлагает три линии своей продукции - LAUMA FASHION – это модное белье для современной женщины, LAUMA BASIC – классическое и удобное белье на каждый день и LAUMELLE – белье для девушек, у которых все еще впереди.

Lauma - одно из успешных латвийских предприятий, которое выпускает качественное женское бельё хорошо известное и пользующееся популярностью как в самой Латвии, так и на западных и восточных рынках. На фоне общеевропейского кризиса легкой промышленности успех лиепайской фабрики Lauma удивляет. Компания наращивает обороты, увеличивает объем экспорта, сотрудничает с крупнейшими мировыми брендами и даже подумывает о том, чтобы прикупить какого-нибудь европейского производителя нижнего белья.

AO LAUMA LINGERIE

Адрес: Лиепая, ул. Зиемелю 19, LV 3405

Телефон +371 63410200, факс +371 63410201

e-почта: info@laumalingerie.com

О предприятии

Первое, что впечатляет, когда попадаешь на территорию фабрики Lauma, это конечно же размеры: общая площадь ее насчитывает 26,4 гектара. "Территория действительно огромная, — признается исполнительный директор фабрики Эдгар Штелмахерс. — Ведь все это строилось во времена Союза, по тем технологическим требованиям и с учетом тогдашней рыночной ситуации. Естественно, сейчас не все помещения фабрики задействованы".

Идея создания фабрики по производству белья в Лиепае родилась в 60-е годы прошлого века. По официальной версии, причиной строительства был высокий уровень безработицы среди женского населения. По неофициальной — производство нижнего белья затевалось как раз для того, чтобы привлечь женщин в портовый город, где была масса молодых "бесхозных" мужчин. Так или иначе в 1965 году началось строительство "Интегрированного завода по производству дамского белья". Через четыре года предприятие получило название Lauma, а уже в 71-м фабрика с рабочим коллективом в 625 человек начала выпускать ленты и корсеты.

Сейчас на фабрике трудится около 1300 человек. Две трети персонала — работники, непосредственно связанные с производством, а одна треть приходится на сервис и техническое обслуживание. Еще два года назад количество работников насчитывало на сотню человек больше, однако предприятие было вынуждено оптимизировать работу персонала, сократив штат за счет трудовых единиц, не связанных напрямую с производством. Тем не менее даже после оптимизации на производстве сохранились такие специалисты, как, например, флорист, в должностные обязанности которого входит украшение окружающего пространства на фабрике. Гуляя по территории, корреспондент заметил пару его творений в виде композиций из еловых веток и елочных игрушек.

Эстонцы не испортили

В этом году фабрике Lauma исполняется 35 лет. За это время она стала лидером по производству белья на балтийском рынке. "Наша цель — стать крупнейшим европейским предприятием по производству нижнего белья, — заявляет Эдгар Штелмахерс. — Для достижения этой цели мы рассматриваем возможность приобретения европейской компании. Пока определенных претендентов на слияние нет, но мы открыты к предложениям такого рода".

Интересно, что сама Lauma была продана около двух лет тому назад. В 2004 году контрольный пакет акций приобрела эстонская Alta Capital, которая, кстати, владеет еще одним предприятием легкой промышленности — фабрикой Klementi (на латвийском и эстонском рынке одежда этого производителя продается под брендом PTA). Сейчас Alta Capital принадлежит 85% предприятия.

"Последствия этой сделки пока сложно оценить, — считает Эдгар Штелмахерс. — Бывшие собственники сделали огромную работу и захотели отдохнуть. Их решение вполне понятно. Главное — вопреки нашим ожиданиям ничего не изменилось в худшую сторону. Компания продолжает расти и инвестировать средства в свое развитие".

В прошлом году в жизни лиепайской фабрики произошло другое значительное событие — у Lauma появились две дочки: предприятия Lauma Fabrics (занимается изготовлением тканей) и Lauma Lingerie (специализируется непосредственно на пошиве белья). "Почему понадобилось такое разделение? Логика тут простая, — отвечает Эдгар Штелмахерс. — Наши клиенты в Европе, которые заказывают материалы, одновременно являются и нашими конкурентами по производству белья. Lauma поставляет ткани как местным заказчикам — главными партнерами Lauma в сегменте пошива белья являются фирмы Rosme и V.O.V.A. — так и европейским производителям (в их числе и владельцы известных брендов Barbara и Christian Dior. — Прим. авт.). И потому неоднократно возникали неприятные ситуации, когда наших бельевиков на международных выставках не пускали на стенды европейские производители материалов, опасаясь утечки информации.

Опасения эти были излишними, потому что мы никогда никого не копировали и никогда никого не подделывали. У нас есть свои дизайнерские группы, которые разрабатывают свой, уникальный вид продукции. Но тем не менее, дабы предотвратить подобные ситуации, мы решили разделить бизнес на две отдельные ветви. Кроме того, гораздо легче рассматривать каждое направление как отдельную бизнес-ячейку и в каждом отдельном случае оценивать, насколько возрастает необходимость инвестиций, прибыльность бизнеса".

Национальные особенности белья

Специфика отрасли производства нижнего белья заключается в том, что она очень зависит от экономической ситуации в стране. Как только повышается уровень благосостояния, люди начинают тратить больше денег на товары, не являющиеся предметами первой необходимости. В том числе и на белье.

"Когда у женщины появляются свободные деньги, она тратит их на покупку красивого нижнего белья, — утверждает г-н Штелмахерс. — А когда ей хочется побаловать себя, она покупает себе еще белье. Этим мы можем объяснить то, что сегодня спрос на дамскую галантерею очень растет в России, которая, как известно, сейчас переживает экономический подъем".

При этом нужно отметить, что в каждой стране имеются свои вкусовые, цветовые и, в конце концов, размерные пристрастия. В Латвии еще вкусы окончательно не сформировались, и наши дамы открыты к любым новшествам. Французы любят модное белье. Классическое белье продать там можно разве что каким-нибудь французским бабушкам. Для англичан (как и для скандинавов) на первом месте стоит функциональность и удобство изделия. Для россиян ниж-нее белье — это способ самовыражения.

Производство готовой продукции в обороте Lauma занимает примерно одну треть общего оборота компании (в 2005 году годовой оборот составил 23,8 млн. латов), в то время как две трети — это изготовление тканей. С недавних пор Lauma занимается производством медицинских эластичных бинтов. Этот сегмент дает пока всего лишь 5% в общем обороте компании, однако, по мнению руководства, в будущем это ветвь бизнеса может дать весьма неплохие доходы.

Главное - просунуть ногу в дверь

Большинство продукции, произведенной на Lauma, идет на экспорт, в Латвии же оседает лишь небольшая ее часть: 7% готового белья и 25% тканей.

"Внутренний рынок у нас очень маленький, всего лишь два с небольшим миллиона населения,



— сетует г-н Штелмахерс. — По нашим подсчетам, мы занимаем примерно 30 процентов латвийского рынка. Поэтому для нас приоритетом является внешний рынок. Больше половины готового белья продается в Россию, в страны Балтии уходит 15 процентов, столько же потребляет Великобритания.

Остальная продукция распределяется между Скандинавией, Украиной и Белоруссией. Ткани же массово уходят в Белоруссию, где находится наш главный стратегический партнер. На втором месте по экспорту тканей — Балтия, затем идут Россия, Польша и Украина. Кроме того, наши ткани идут в Европу — Англию, Германию, Австрию, Францию, Италию, почти все страны Центральной Европы, а также в Китай, Гонконг, Марокко и Тунис. Туда, куда переносят свои производства центральноевропейские компании легкой промышленности.

По признанию главы предприятия, заключить контракты на поставку материалов с западными компаниями очень нелегко. Производство нижнего белья в Европе — это, как правило, семейный бизнес с очень давними традициями. Войти туда новому игроку сложно.

"Для нас очень важно было заключить контракты с французскими компаниями, — рассказывает Эдгар Штелмахерс. — Франция — Мекка нижнего белья. Французы уже давно являются законодателями моды в этой области. Кроме того, именно там сконцентрировано наибольшее количество мировых брендов. Нам на руку сыграло то, что Латвия вступила в Евросоюз. Все-таки мы попали в единую экономическую и законодательную зону.

До момента расширения ЕС граница Европы для француза проходила где-то в районе Берлина. Поэтому его представление о Латвии было чуть ли не как о стране, где варвары живут на деревьях, а медведи ходят по улицам. Первая поездка представителей текстильного бизнеса была преодолением тех невидимых барьеров, которые существовали в их сознании. И так, шаг за шагом мы стали закрепляться во Франции.

Сначала заключили контракт с одной фирмой. Другие, увидев, что качество товара у нас хорошее и поставки мы осуществляем вовремя, тоже стали проявлять интерес к нашей продукции. Главное — просунуть ногу в дверь. Производители белья — как одна большая семья, они очень хорошо общаются друг с другом, а заполучив хотя бы одного партнера, гораздо легче заключить контракты и с остальными".

Как бороться с китайцами

Не секрет, что текстильная промышленность является одним из самых трудоемких видов бизнеса. А значит, конкурентоспособным он может быть только при низкой зарплате и высокой интенсивности труда. В Европе рост зарплаты уже привел к тому, что практически все крупные производители перенесли свои производства туда, где уровень заработной платы существенно ниже, а законодательная система обращена в сторону работодателя, а не работника.

"Глобализация, которая прошлась практически по всем сферам — от торговли до автомобилестроения, сферу текстильной промышленности почти не затронула, — поясняет Эдгар Штелмахерс. — Самые большие европейские швейные предприятия всего лишь в несколько раз больше, чем Lauma. В то время как крупный европейский молочный комбинат раз в десять больше нашего Rgas piensaimnieks.

А поскольку затраты на оплату труда просто гигантские, то в результате возникает ситуация, когда предприятие становится очень чувствительным к колебаниям рынка. Компания с годовым оборотом в десятки миллионов евро (что, в принципе, является нормальным оборотом для европейской компании) при малейшем "приседании" рынка становится банкротом, если быстро не проведет массовые увольнения.

Между тем массово увольнять рабочих они не могут, поскольку местное законодательство не позволяет этого сделать. С другой же стороны, на европейское производство наступает массовая китайская дешевая продукция. Наши представители ездили в Китай и смотрели, как там работают люди. Поэтому могу с уверенностью сказать, что с Европой китайский бизнес сравнивать никак нельзя.

Основной контингент работников китайских фабрик — это люди, приехавшие на заработки из деревень. Никто особенно не смотрит, исполнилось ли работнику 18 лет. Они работают по 12—14 часов без выходных, живя и питаясь прямо на фабрике. В таких условиях китаец проводит от трех до восьми лет, после чего уезжает "отдыхать" обратно в деревню. А его койку в общежитии занимает другой китаец.

Европейский бизнес с его фиксированным рабочим днем и социальными гарантиями соревноваться с китайским просто не может. Это все равно, как у одной команды, играющей в хоккей, были бы клюшки, а у другой нет. Единственный шанс выжить — это сконцентрироваться на дорогой качественной продукции с высокой прибавочной стоимостью, а дешевое массовое производство "сваливать" в восточные страны.

Впрочем, нужно сказать, что уникальные случаи все же бывают. В прошлом году я посещал финское швейное предприятие, которое успешно работает. Несмотря на то, что уровень заработной платы и стоимости энергоресурсов в Финляндии — один из самых высоких в Европе. Дело в том, что там производство доведено почти до идеала. Все работает как часы, нет ничего лишнего, а затраты минимизированы до предела".

Что будет дальше

Однако и в Латвии ситуация на рынке труда в последнее время выглядит довольно драматично. Ежегодно заработная плата вырастает на 10%, а в прошлом году ее прирост составил целых 16%. Причем больше всего повысилась оплата труда квалифицированных работников — на 22%. Как в подобных условиях выжить бизнесу, "заквашенному" на дешевой рабочей силе? Можно подобно большинству европейских предприятий пойти по дороге аутсорсинга и перенести промышленность за пределы Европы. Можно пойти по пути минимизации расходов, повышения эффективности и совершенствования технологий. А можно совместить эти два подхода. Именно по такому пути и пошла лиепайская Lauma. В этом году фабрика переносит около 15% своего швейного производства на белорусскую фабрику Milovica (первые поставки готовой продукции уже начались), а в скором будущем, возможно, подобные контракты будут заключены и с другими белорусскими фабриками.

Параллельно с этим планируются масштабные инвестиции в производство.

В ближайшее время — около 3,6 миллиона латов. В числе наиболее важных проектов — закупка оборудования для производства медицинских бинтов. Также планируется приобрести несколько станков по производству кружев (каждый из которых стоит около 700 тысяч евро) и оборудовать автоматизированную химическую станцию для покраски изделий. И, наконец, в планах руководства в этом году — привлечь деньги из структурных фондов ЕС на установку новой котельной, которая существенно сократит потребление энергии.

Что касается эффективности труда, то, по мнению экспертов, для того чтобы представитель текстильной промышленности хорошо ощущал себя на рынке, выработка одного рабочего должна составлять 10—15 тысяч латов в год. Эдгар Штелмахерс уверен, что работники Lauma этот показатель превышают: "С производительностью 15 тысяч латов в год можно работать, если выпускаешь только эксклюзивную дорогостоящую продукцию. И максимум, что вы можете платить работнику в этом случае, это 500 латов. Если будете платить больше — разоритесь. Средняя заработная плата на нашем предприятии равна 280 латам в месяц (брутто). То есть если бы мы производили только "эксклюзив", то имели бы некий потенциал для роста заработной платы. Но мы производим и модное эксклюзивное белье, и классические модели, и простенькие маечки. Поэтому, чтобы быть конкурентоспособными и иметь хоть небольшую возможность для повышения зарплаты, нам надо работать с большей эффективностью.

Источник: pribalt.info

Другие товары