Шерстяные трусы

трусы шерстяные

Я встретил ее на презентации нового глянцевого журнала. Журнал был подарком одного олигарха своей молодой жене (Милый, мне надоело сидеть дома без дела … - А чем ты хочешь заниматься?)– поэтому просуществовал всего год и благополучно закрылся, когда у жены появилась какая-то новая игрушка.

Презентация была сделана с размахом – снят зал в Raddisson SAS и разослана куча приглашений.

Вечеринка была достаточно традиционной – вечерние платья, Ургант в роли конферансье, тарталетки, крохотные бутерброды (правда с черной икрой – разошлись за первые 5 минут фуршета) и много вина.

Презентацию почтили вниманием несколько знаменитостей – на 10 минут заскочил Сам Никита Михалков – галантно поцеловавший ручку главному редактору журнала – по совместительству жене олигарха. Приехала Жанна Фриске - которая считалась в прошлом любовницей олигарха, а сегодня - лучшей подругой жены.

Вся остальная публика состояла из потенциальный рекламодателей и из так называемых Opinion Leaders – потенциальных читателей, которые должны были рассказать о его выходе своим друзьям и знакомым.

Набрав себе на тарелку тарталеток и креветок на шпажках, я отошел в сторону,

время от времени кивая знакомым и кидая им пару-тройку ничего не значащих фраз.

И тут я увидел ее – черное платье, идеально сидящее на стройной фигуре…

Всего в меру – в меру макияжа, в меру бриллиантов, в меру улыбок и малая толика высокомерия – «Я знаю себе цену».

Она была ослепительно красива – но не красотой фотомодели – а той красотой которая бывает у немногих женщин – красотой, которая не вянет, а расцветает еще больше, несмотря на возраст.

Я услышал, как кто-то сзади прокомментировал ее появление:

- Стейси Ковальски – глава крупного американского PR агентства.

Другой голос отозвался:

- Слышал о ней – говорят такая стерва, что оба ее мужа после того, как с ней развелись стали педерастами.

Третий голос ответил:

- Не согласен - у меня есть знакомая, которая у нее в конторе работает – так она говорит: «Стейси - редкой души человек, хотя хватка железная.»

Я поставил бокал с вином и тарелку с тарталетками на фуршетный столик, подошел к ней сзади – ощутив запах хороших духов - и сказал:

«Привет – Шерстяные Трусы – рад тебя видеть …»

*******************************************************

Зима 1986 года была жутко холодной. Термометр уже вторую неделю показывал -26, а температура ночью доходила до – 40 градусов.

Самый пик морозов пришелся на зимнюю сессию в институте. После недели морозов движение в городе замерло – машины не могли завестись, а над автобусным парком стояло черное облако резко пахнущее соляркой – автобусам на ночь не выключали двигатели.

Те немногие машины, которые двигались по дорогам, были окутаны густыми клубами белого дыма из выхлопных труб.

В такую погоду лучше всего сидеть дома - но сессия есть сессия – нужно ехать в институт сдавать экзамены.

Но для меня эта зима запомнилась не морозами и не тройкой по Теории Вероятностей, а тем, что Настя Ковалькина (она училась на параллельном



со мной потоке) так волновалась и спешила на экзамен, что забыла одеть юбку.

Как она сама потом объясняла – нужно было столько надеть – колготки, потом еще одни колготки, потом мама ее заставила напялить шерстяные трусы (Ты, что – мороз тридцать градусов – а тебе еще детей рожать! Даже не думай – одевай!). что про юбку она просто забыла.

Выбежав из институтской раздевалки – Настя побежала по коридору – где ее я и увидел.

Зрелище было своеобразное – представьте себе девушку – которая бежит по коридору института в огромных пушистых трусах…

- Привет, Настя!

- Привет Костик, прости спешу на экзамен – ты уже отстрелялся?

- Да – 4 балла… А ты ничего не забыла?

Красноречивый взгляд на трусы …

- Ой, что делать, что делать …

Настя запаниковала …

- Ужас, ужас … Костя - не смотри на меня … Что делать, что делать… домой я не успею – экзамен пройдет …

И Настя заплакала – видно от волнения и стресса связанного с экзаменом… или от того, насколько глупа и нелепа ситуация – забыть одеть юбку и стоять посреди коридора в ужасных безразмерных шерстяных трусах.

- Так – успокойся – иди в туалет – я сейчас что-нибудь придумаю – сказал я, сам не понимая, что можно придумать в такой ситуации. Где взять юбку в институте – кто ее отдаст?

- Костик, миленький, выручай, вся надежда на тебя …

Я судорожно начал думать – где можно взять юбку … не обращаться же ко всем студенткам с несколько пикантным предложением. «А не дадите ли вы мне напрокат свою юбку – всего часа на два?»

Пробегая по институтскому вестибюлю мой взгляд упал на вахтершу – толстую тетку, которая сидела при входе в институт и заставляла всех показывать студенческий билет - у нее на плечи был наброшен платок, расписанный под Хохлому.

Оставив под залог часы и студенческий билет и дав обещание купить цветы и коробку конфет - я получил взамен огромный цветастый платок и побежал к женскому туалету, где приходила в себя Настя.

Постучав в дверь (ТУМ-ТУМ-ТУМ-ТУМ) – я торжественно протянул ей платок с видом доисторического охотника – который протягивает свою добычу после охоты.

Через несколько минут Настя вышла из туалета – платок был обвязан вокруг бедер и заколот булавкой. В юбке «под хохлому» она была похожа на ослепительно красивую испанку – готовую пуститься в пляс под звуки Хабаньеры…

А в руках у нее были теплые, бесформенные трусы из коричневой верблюжьей шерсти …

Наш роман был бурным и коротким – я называл ее ласково «Шерстяные Трусы» или «Моя Кончитта» - второе имя обычно употреблялось после занятий сексом - а она меня называла «Мой Спаситель».

Всего через две недели ее родители уехали в Америку, и она вместе с ними … с тех пор мы больше не виделись …

*************************************************************

- Привет, Шерстяные Трусы … рад тебя видеть …

Источник: www.proza.ru

Другие товары