Хорошо быть девушкой в розовом пальто

хорошо быть девушкой в розовом пальто

Ольга Мартова

Проза.ру

Хорошо быть девушкой в розовом пальто (Гимн жизни)

WEB-роман в пяти форумах, четырех постах, семнадцати видеороликах и трех анимациях.

Говорят, что человек не может поднять себя за волосы. На самом деле может, используя простейший блок. Игорь Тимашев.

Чтобы увидеть звезды, достаточно взглянуть на них. Японская пословица.

The window of lost opportunities is always open. Ваш Adidas.

1.Форум Невозможное возможно. www/com.

Ветка Красота спасет мир.ru

Ляля Котик. Я подожгу эту школу. Я убью этого директора. Я расстреляю этих одноклассников. Я достану, достану, достану пистолет-пулемет Калашникова, и приду к ним в класс, и наставлю на них п/п. Вот я вхожу, и с порога: Ни с места! Стреляю! Звонок с урока, они собирают портфели. И девки, увидев меня, завизжат, а парни заорут: Э! Спокуха! Давай эту штуку сюда! А я нажму на спусковой крючок, крючок, крючок. И пулемет застрочит, и тогда уж они все, все попадают на пол, и поползут под парты. Кровь брызнет на стены, на классную доску, на потолок, а я буду строчить из пулемета, буду держать палец на крючке, пока их всех, всех не достану. Огонь! Огонь! Огонь! Зашевелился – получай контрольный в голову. И станет очень тихо. В классе тихо, в коридоре за дверью тоже тихо. Только кто-то бежит там, по коридору, задыхаясь, роняя тапки. В класс ворвется Дир с дикой рожей, и, увидев всю картину, закричит нечеловеческим голосом, как коза из школьного сочинения. А может, завоет волком или закукарекает. По-человечески-то тут что уж скажешь. Петух, которому отрубили бошку, еще бегает по двору, не понимает, что ему кирдык настал. Вот так и Дир будет дергаться туда-сюда, но недолго. Его я тоже застрелю, застрелю, застрелю. А потом уж все равно. Потом самой умереть не жалко.

Зиновьев-Каменев. Эпично)))))))

Ника Чертов. Счастья нет. Его не может быть)))))))

Накосика Сукасена. Ф-фу….В интернетах школота обкурившаяся)))))))

Зиновьев-Каменев. Шахидки гламурные Кисо)))))))

Фота Вампирски. Куда все катится? Как страшно жить! Все страшней, и страшней.

Турандот Львовна. В глухой чаще старого мрачного леса, над серым, мшистым, кочковатым болотом, стояла сосна. Лишённая с детства живительного света и тепла, всегда окутанная ядовитыми болотными испарениями, она выросла уродливым деревом, с искривлённым корявым стволом, с пожелтевшей, иссыхающей хвоeй. Днём у её кривых корней скользили бурые ящерицы, а ночью под её жидкой сенью бесшумно пролетали хищные совы. Когда ветер стонал и рыдал по вершинам старого мрачного леса, в унылом скрипе сосны слышалась накопленная годами жалоба: как скучно, как страшно жить!

Огого Добегулия. ЙОЙ ХОСПАДИ!

Ника Чертов. Готично, Львовна. До печенок продрало. Это кто, Гамсун?

Тупандот Львовна. Куприн.

Ляля Котик. Куплю П/П Калашников можно б/у в рабочем состоянии за любу цену.

Христо Лимонадов. В соответствии с действующим законодательством пропаганда насилия и терроризма и торговля оружием на пользовательских сайтах компании АБИБАС запрещена. Буду банить.

Ляля Котик. Не трогайте меня.

Зиновьев-Каменев. Сисадмин, уыпей йаду. Это у них драйв такой пионэрский. Деффачка – пионэрка.

Ника Чертов. Искрометный йуморрок.

Зиновьев-Каменев. Смэрть пьянэрки. Web-поэма.

Ника Чертов. Этта штука пасильней Фауста Гете.

Ляля Котик. И тебя застрелю.

Зиновьев Каменев. Ты што, Киса, абиделась?

Ляля Котик. Ненавижу!

Фота Вампирски. «Ляля Котик» это ваще не деффачка, а дядя с бородой.

Ника Чертов. Не трогайте ее. Она нежная. Кис-кис-кис, котик.

Зиновьев-Каменев. Нефть кончается. Небыдло знает. Нефти на год осталось, в лучшем случае. Коллайдер опять не пашет.

Турандот Львовна. Туристы пишут в ЖЖ, сфинкс на плато Гиза проснулся. На пирамиду Хеопса воет.

Накосика Сукасена. Что русскому человеку этих ваших сфинксов? И хоть бы разных там пирамид?

Фота Вампирски. Мона Лиза в Лувре плачет. Не улыбается, а плачет, красавица. Мона наша Лизочка.

Накосика Сукасена. А Мона Лиза ваще ахтунг. Конец света будет. Русских людей унижают. В их же стране родной. Если не конец света, то рост цен точно будет.

Зиновьев-Каменев. Бегом все в супермаркет за поваренной солью. Враги уже под кроватью, и ждут, когда ты заснешь.

Фота Вампирски. За спичками, керосином и керосиновыми лампами.

Зиновьев-Каменев. И пистолетами-пулеметами б/у. В рабочем, блин, состоянии. За любу, блин, цену.

Накосика Сукасена. Ржите, ржите. Пока вы тут ржете, вас там уже с работы уволили. На улицах воры, маньяки, педофилы, проститутки, цыганы, промотеры, быдло, евреи, китайцы. Которые только и ждут, чтобы отнять у вас последнее, непосильным трудом нажитое. Честным трудом простым человеком. На галимой работе, с которой вас уже уволили.

Турандот Львовна. Стесняюсь спросить, вы, Накосика правда, на своей галимой работе сено косите? В натуре? Или как все, закосили в Нерезиновую? Офисным планктоном устроились?

Накосика Сукасена. А вы, дамочка, офисным планктоном питаетесь?

Зиновьев-Каменев. Нет, она капусту граблями гребет.

Турандот Львовна. П’ровокация, това'рищ комисса’р.

Зиновьев-Каменев. Гребла, гребла и нагребла. Дочерь Льва.

Турандот Львовна. Аффтар, ты с какова города?

Зиновьев-Каменев. Знаешь, Львовна, для педагога советской школы у тебя жаргон больно уж… интеллигентный.

Турандот. Аффтар учи олбанский.

Зиновьев-Каменев. Без понтов, Львовна, анекдотец старый, но точно про тебя. Как же это вы, заслуженный учитель Российской Федерации! Педагог с 30-летним стажем! А стали дистрибьютором сайта «Шлюхи.Ру»? А она отвечает: Ну…Ну… Ну, повезло!

Турандот. В Бобруйск, жывотное!

Зиновьев-Каменев. Кругом ВИЧ-инфицированные шлюхи.ру. Цены будут расти. Все на Кольцевую, там дешевле.

Турандот Львовна. На что жалуетесь, аффтар? Что у вас денюх не хватит на оплату услуг приличной дамы, вроде моей особы? Да у вас их нет даже на один БАД нашего во всем мире признанного web-холдинга «Бизнес для девушек». Который вы интеллигентно называете «Шлюхи.ру».

Зиновьев-Каменев. Ну, держись, Адидас. Щас пойдет реклама ее суперфлю. Гады едят БАДы. Извиняюсь, йады.

Турандот Львовна. Сначала сам добейся, мужчина! Вы просто завидуете. Тем, кто что-то может. Кто в этой жизни состоялся. Понимаю. Ваши комплексы не дают вам жить нормальной половой жизнью. Мне вас очень жаль.

Ника Чертов. Слив засчитан.

Зиновьев-Каменев. Нифига, нифига, низачот.

Ника Чертов. Пошел бой акулы с крокодилом. Чемпионат деревни Ново-Гадюкино по киданию понтов. Как всегда на этом бледно-зеленом форуме. О девочке-пионэрке все забыли. Была ли девочка-то?

Турандот Львовна. Людей на планете все больше, а мозгов постоянное количество. На всех IQ не хватает.

Накосика Сукасена. Было многабукафф, которые быдло ниасилило.

Зиновьев-Каменев. Психолух разъясняет. Британские ученые доказали.

Турандот Львовна. Это научная точка зрения, Зиновьев. С вашим уровнем не понять.

Зиновьев-Каменев. В общем, Ляля ты моя. Котик. Каким ветром тебя сюда занесло. Если ты надеялась, что тебе на этом форуме мозги пропылесосят – ты не туда попала, бэйби))) Ветров тут дует только два: 1). «Как страшно жить» и 2) «Сначала сам добейся». Такие две воронки в канализации, которые всех засасывают. О чем бы не начали, кончится сливом в трубу. Одним из двух. Выбирай, какой больше нравится.

Ника Чертов. Еще третий есть: «Мне вас очень жаль».

Огого Добегулия. ХИ ХИ ХИ.

Зиновьев-Каменев. Это то же, что и «сначала сам добейся». А потом уж, типо, непотопляемых из зомбоящика перетирай, Ходорковского с Абрамовичем, Пугачеву с Галкиным, хоть Путина с Медведевым и с Римским Папой. Надо, типо, тебе – ими стать. А у тебя на такой ценник денюх няма.

Накосика Сукасена. Ну, как человек может Пугачевой стать? Или Абрамовичем? Только себе представь, вот ты – не ты, а Пугачева! Как это?

Ника Чертов. Шкуру с Абрамовича спустить, влезть в нее, и морду его на себя наклеить.

Зиновьев-Каменев. А клево на всемирной помойке. Щас какую хочешь морду, такую себе и клей.

Огого Добегулия. Хорошо быть девушкой в розовом пальто. С пистолетом-пулеметом, нет, уже не то.

Фота Вампирски. Котик-ля-ля! Ты не дядя с бородой? Гюльчатай, открой личико!

Огого Добегулия. Киса, ты с какова раёна? Скока тибе лет? А паринь у тибе есть?

Ляля Котик. Не трогайте меня, я нежная))))))))))))))))))))

Ника Чертов. Не трогайте ее своими грубыми виртуальными руками. Ступайте от нее прочь своими грязными виртуальными ногами.

Ляля Котик. Не знаю, чего меня к вам прибило. Мне понра, что невозможное возможно.

Огого Добегулия. С тобою, дэвушка, все невозможное возможно. Но возможное почему-то невозможно.

Ляля Котик. Вас тоже застрелю))))))))))))))

Огого Добегулия. Застрели меня. Но потом. Когда я захочу. И нежно.

Турандот Львовна. Не дотрахивайтесь до нее.

Зиновьев-Каменев. И невозможное возможно, дорога дальняя легка. Чего ты хочешь, пионэрка?

Ника Чертов. Меня ль, поэта-чудака? Я в рифму, по привычке. Кого ты хочешь, пионэрка? Меня ль, поэта-чудака?

Огого Добегулия. Там вместо ч надо другую букву.

Ника Чертов. Там надо три буквы. Не то, что вы подумали. Она не хочет, пионэрка, тебя, агента ВЧК.

Ляля Котик. Хочу пистолет-пулемет-калашников. В рабочем состоянии.

Ника Чертов. Опять пистолет-пулемет. Петр Петрович умер. Как, опять?

Огого Добегулия. Подпишись на нашу бесплатную рассылку «Как победить самого себя». И тебе аткроеца истена.

Христо Лимонадов. В соответствии с принятым Законодательством, реклама на сайтах холдинга Абибас. Ру. запрещена. Буду банить.

Ника Чертов. Не бойся, Котик. Мы добрые. Как из журнала для деффачек.

Турандот Львовна. Дивиантное поведение, сколько уже случаев было, завучу пуля в лоб, директору пуля в лоб. Это пубертат называется, страшная вещь, у тинэйджеров паранойя, одного винтика всегда в голове не хватает. Или гайки.

Ляля Котик. За что, за что, за что.

Ника Чертов. Don`t cry, my sweet & honey.

Ника Чертов. Это дом с трубой, это дядя с бородой. Жабы по полю гуляют, бабы по небу летают. Не плачь, Котинька, не плачь, серенький. А он отвечает: Как же мне не плакать?

Ляля Котик. Не скажу, не скажу, никому не расскажу до смерти! Убью всех! Я шла по коридору в класс, я просто шла по коридору в школе, и тут Панов мне дал пинка, и я улетела в угол под батарею. И я скорчилась в углу под батареей, а они стояли и дико ржали, Панов и Черепанов. За что? Панов по жизни урод, с пятого класса на дури, а Черепанова я люблю люблю люблю. И я плачу, и вдруг вижу, что мои полосатые китайские штанишки разошлись по шву, держатся только на поясе, совсем разошлись, на две половинки. От того, что Панов мне дал пинка. Или они еще раньше разлезлись, когда я шла по коридору. Китайское качество. И набежала целая толпа, Лариска с Риткой, и Анжелка, «лучшая подруга», и Переляев, и Носков, все эти одноклассники гадские, и они дико ржали, а я плакала. Пришла Полина, наша классная, стала их воспитывать, но увидела меня и тоже заржала. Набежал Дир (он всегда по коридорам бегает), и стал орать на них, что они падонки, и чтоб немедленно прекратили. Но они ржали, и ржали, и ржали. Панов сказал: «Я ее увидел. Я ее зад увидел, как же я мог ей пенделя не дать?» И все повалились на пол с хохоту. И Дир стал губы кусать, чтобы не разоржаться. А Черепанов ржал и корчился, и только выдавил из себя: «У нее ножки, как у козерожки.»

Огого Добегулия. ЙОЙ ХОСПАДИ.

Накосика Сукасена. Ужаснох.

Фота Вампирски. Фтопку!

Рекорд Банкиров. Хабиби моя любимая солнце напиши мне в личку куда тебе пиризвонить.

Ника Чертов. Он ей-таки впарит подешевке ее хрустальную мечту – п/ п Калашникова в рабочем состоянии.

Христо Лимонадов. Буду банить.

Фота Вампирски. Идите в баню, мужчина.

Зиновьев Каменев. И все заверте…

Огого Добегулия. Можно и не розовом. Можно и не девушкой. Можно и не быть ваще. Но уже не то.

Турандот Львовна. Пубертатная агрессия, в состоянии гормональной атаки можно из-за ничего полшколы расстрелять, писали же в прессе. Трудности сексуальной инициации, пограничное состояние, сколько уже случаев было, что фтопку. В газенваген. Я педагог с 30-летним стажем.

Зиновьев-Каменев. Днём у её кривых корней скользили бурые ящерицы.

Пост Ляли Котик в ЖЖ.

В школу я больше не хожу. С утра я лежу на диване в своей «тещиной комнате» без окна, 7 м. кв. половину занимает рояль, и думаю. Даже и не думаю, а представляю в голове разные картинки. А за стеной ходят дядя Соломон и тетя Роза, шлепают своими шлепанцами с собачьими мордами, туда-сюда, туда-сюда.

- Соломон Мордыхаич! – говорит жирным шепотом тетя Роза. – Соломон Морды-ха-е-вич! Наша Лялечка умирает!

- Роза! – отвечает дядя. – Не делай мне беременную голову!

И тетя Роза плачет басом.

Меня зовут Ляля (вообще-то Аманделина, но я сама себя, когда училась говорить, назвала Ляля, и все привыкли), фамилия Котик. Фамилия-то моя мне нравится, она всем нравится, но больше ничего хорошего во мне нет. Боди нестандарт, фэйс неформат, запущенный пубертат. Я чувырла, кашелка, крыса, выдра, бикса, образина, Чита-Дрита и Просто Фу. Ах, какая же я страшная, страшная. Я не накрашенная страшная и накрашенная. Хотите подробности? Пожалуйста: морда ящиком, руки-крюки, нос на семерых рос, ножки как у козерожки, талия как у лягушки, глазки как у чушки. А ушки как у бабы Ежки.

В школе мне дали пинка под зад. Я не пойду больше в школу. Не побегу утром, роняя тапки, на урок, в китайских штанишках на козерожьих ножках. Глядеть на учителей глазками, как у чушки. Слушать их ушками, как у бабы Ежки. Лопнули штанишки.

Но я поступлю! В медицинский институт! Имени дедушки русской хирургии Ник. Ив. Пирогова! Отгрызу себе бюджетное место. Пусть у меня зубы отскакивают от всех этих проклятых билетов по всем этим вашим лохотроновским экзаменам. Пусть мои уши отвиснут до коленок от навешанной на них лапши. Я поступлю, поступлю, поступлю на бюджетное место в областной мединститут имени дедушки русской хирургии Ник. Ив. Пирогова.

И вы, злые люди, еще придете у меня лечиться. Вы еще будете меня умолять, чтоб я вас спасла. И я спасу. Такая уж у меня душа.

Я спасу, если надо, и Пугачеву с Галкиным, и Ходорковского с Абрамовичем, и Путина с Медведевым. Никто не сможет, ни за какие деньги, а я спасу.

И вот, Алла Борисовна звонит мне: Ляля, вы моя последняя надежда! Мне плохо, Ляля! Я верю только вам!

Помогу, Алла Борисовна! Верьте! Я всех вылечу, весь мир. Сама погибну, а человечество спасу. Такая уж у меня душа.

Шарк-шарк-шарк. Тук-тук-тук.

- Лялечка, Лялечка! А ужин-то я какой приготовила! Фаршированная щучка. Каждую косточку из ней вынула, у ней сто косточков и двести зубков, и ниткой шкурку зашивала. Покушай, деточка! Как ты любишь!

- Я не хочу, тетя Роза!

- Соломон Мордыхаич! – рыдает она, обернувшись в коридор. – Лёлик! Она не хочет кушать рыбу-фиш!

- Где у нас случилось, Роза? – отвечает дядя из коридора. – Этот вольтанутый живой труп по Достоевским мотивам решил уморить себя голодом? Чтоб потом в изобилии водиться под траурными постаментами на кладбище имени Клары Цеткин?

-Нашу деточку в школе опустили ниже плинтуса!

- Ее наградили хорошим поджопником, чтоб вольтанутая поняла, что этот день жизни ей прожит не зря…

Панов и Черепанов тоже поступили в мед. И Анжелка. Лучшая подруга, называется, предала меня, ржала хором со всеми. Но я же добрая, я их простила. Прощайте врагам своим. Я даю им списывать на контрольных. Любите ненавидящих вас. Курсовики за них сочиняю. Вас по правой щеке ударили, а вы левую подставьте. Анжелка пугается трупов в морге. Она не любит медицину, пошла на врача только из-за Черепанова. А я люблю. И Черепанова, и медицину. И на гада Панова, назло ему, смотрю кроткими любящими взорами, как сказано в Писании. Пусть он бесится, что я выше его. Я в облаках с ангелами, а он в болоте вонючем.

Сам ты лягушка!

Анжелка со страху трупов подсела на морфий. Крадет его из больницы и попадается. Ее с треском выпинывают с института. Она в панике. Запала на амфетамины. Похудела, как узник концлагеря. Я заставляю ее сдать кровь на анализ. У нее ВИЧ. Панов любит ее и плачет.

Мы с Черепановым и Пановым поклялись, ради нашей любимой школьной подруги, найти лекарство от вируса СПИДа. Мы работаем в институтской химлаборатории. Сначала нас гоняют швабрами уборщицы, на нас пишет докладную староста курса, препы бочку катят, но мы идем на прием к Ректору, и объясняем все, и он (один нормальный нашелся), разрешает нам во внеурочное время заниматься научно-исследовательской деятельностью, нас перестают гонять. Мы прочли все, что печатается по теме, все отчеты и рефераты, по-русски и по-английски. И по-китайски, с гугл-переводчиком. Вкалываем три месяца каникул, и уже не ходим домой, едим, пьем, спим прямо тут. Поставили раскладушки. Разводим кипятком «Нескафе» и лапшу «Роллтон». К нам приходят добровольцы на испытания волшебных таблеток. Больные СПИДом, кому терять уже нечего.

Но никому не лучше.

Что ж, это ведь СПИД, бэйби. Тут мировые светила зашли в тупик. Лучшие умы. А мы кто – студенты II-го курса. Скотопригоньевского областного мединститута. Но дарим огонь людям, как Прометей.

Черепанов и Панов пали духом.

- Верьте, мальчики мои! – говорю я им.

Черепанов и Панов хотят все бросить.

- Верьте, мальчики мои! – говорю я им. – Потому что невозможное это не факт, это просто мнение. Невозможное, это не навсегда. Невозможное это не приговор, это вызов. Impossible is possible! Просто поверьте в это!

У Анжелки родилась дочка, Кристина (не то от Панова и не то от Черепанова). Кристиной ее я назвала, это значит – Звезда. Девочка здоровенькая.

Но сама Анжелка облысела и умерла, не дождавшись нашего лекарства.

Или ее в живых оставить?

Шур, шур, шур. Скреб-скреб-скреб.

- И где вам показать такого, шёбы ваши глаза приняли формы аж двох квадратов?

- Ну что там она, Лёлик?

- Лежит на койке, как мумия кошки. Как Аида в кургане. Дочка древнего вождя, более древнего, чем Брежнев.

Перед смертью Анжелка плакала и просила у меня прощения за то, что смеялась надо мной тогда. И взяла с меня страшную клятву, что я не сдам



ее дочку в детдом.

Мы победим. Мы – надежда человечества. Кто, если не мы. Юность мира. Я на это жизни не пожалею. Такая уж у меня душа.

Сто косточков и двести зубиков. Я больше никогда не пойду в школу. Я поступила в областную Консерваторию. Без экзаменов. Просто сыграла Чайковского, и все. Приемная комиссия в полном составе ахнула. Ректор постановил: зачислить. Он сказал мне по секрету, что во всей консе есть только три Музыканта – он сам, я и еще один парень с четвертого курса. Я знаю, что это правда. Черепанов и Панов тоже тут учатся, но они что, галимая посредственность. Разве это уровень. У них руки деревянные. Бог им не дал. Быдло, чего уж там. А я – Музыкант с большой буквы.

Я отнесла Кристинку к тете Розе и дяде Соломону Мордыхаичу. Они, понятно, счастливы. Меня-то, лялечки, котика, хрустального зайчика, у них не стало. Я теперь спасаю человечество. Но иногда буду приходить к ним и кушать рыбу-фиш.

- Ребенку нужен доктор. Нашей деточке, Лёлик, нужно лекарство.

- Чего не жалко ради блага потребителя, смысла существования и плана аптекоуправления. Но уродов местного производства, которых в каждой семье таки есть, – этих идьотов, Роза, из коробочек и баночек не вылечишь.

Черепанов с Пановым продавали в подворотне амфетамины. Менты их вычислили. В ректорат пришла бумага из ментовки. Панова с Черепановым выгоняют из консы. Я лично прошу ректора оставить их. Под мою ответственность. Ректор против. То есть, ему, вообще-то, по барабану. Они же не Музыканты. Руки деревянные. Быдло, чего уж там. Бог им не дал. Нет уж, пошли вон. А тут начинается арт-фестиваль «Смарт-пиано.ру».

А тут как раз в нашем Скотопригоньевске начинается международный арт-фестиваль «Смарт-пиано-делюкс»! Приедут Денис Мацуев, Валерий Гергиев. Разные непотопляемые из зомбоящика. Смерть пиано. Парень с Четвертого Курса должен на открытии исполнить I концерт Чайковского. Но он заболел. И Ректор просит меня заменить его.

А я никогда не играла с оркестром. Я всего лишь на первом курсе. Времени на репетиции три дня. Нет, не могу. Ректор угрожает – выгоню! Не выгонит. Он любит музыку и меня тоже любит. А хоть бы и выгнал. Это бы для меня было только к лучшему. Я б тогда уехала из родного Замкадья. Мне надо учиться в настоящей консерватории. Имени П. И. Чайковского. Делать карьеру в столице нашей Родины. Потом в Париже, в Вене. В Нью-Йорке. А здесь для меня все мелко. Я задыхаюсь в окружающем убожестве. Никто тут меня не понимает. Одного мизинца моего не стоит вся эта мещанская провинциальная среда. Мизинца моей нежной музыкальной руки. Но даже если я сожгу кабинет ректора и убью вахтера, меня не отчислят. Все преклоняются перед моим талантом. Ректор готов рабски служить мне. Только не признается в этом вслух. Я Музыкант. Я буду играть. Ради Черепанова и Панова. Они должны вернуться. Такое у меня условие. Потому что для меня главное – товарищи. Такая уж у меня душа.

Наступает день концерта. Я выхожу на сцену в античном хитоне, аффигенно драпирующем мою лягушачью талию и ножки, как у козерожки, абалдэнно открывающем до плеч мои красивые ручки. И играю, играю 1-й концерт своими очень нежными, очень гибкими, очень музыкальными руками. На сцене я очень даже из себя Котик. Чего там, я прекрасна.

Сам Валерий Гергиев рыцарски поцеловал мне руку, когда вручал диплом I степени.

И сказал, что нашему городу надо беречь меня, как бесценное сокровище.

Потому что музыка, люди, это святое.

Алина Вольская. Алина Романова, царевна. Графиня Алина Оболенская. Кристина Снегина, муза.

Здесь лежит Аманделина (Ляля) Оболенская, Музыкант с большой буквы.

Здесь покоится Алина Романова, принцесса бескрайней России. Наследница трона Российской империи.

В этой части кладбища хотела бы быть похороненной Алина Ивинская-Дали, муза ХХI века.

Я спрыгну с крыши. Обязательно. Вот только убью Черепанова и Панова, и спрыгну с крыши. В одно солнечное майское утро. Когда так хочется жить (надеть новые шмотки из «Миледи» и танцевать) но уже нельзя. Я выброшусь из окна с 12-го этажа нашего бетонного улья, с видом на другой бетонный улей. Я буду лежать на асфальте, как раздавленная бабочка.

И пусть на моей могиле… На моем гранитном надгробье… Лучше мраморном, есть такой черный с синими блестками… есть такой африканский, черный с синей искрой мрамор… Пусть напишут серебряными буквами… лучше золотыми:

АЛИНА ПРИБЛУДНАЯ. ПАМЯТИ ВСЕХ ЗАТРАВЛЕННЫХ, УНИЖЕННЫХ И ПОРУГАННЫХ.

Или просто:

КРИСТИНА ДАЛЬСКАЯ, ЗВЕЗДА РОССИИ.

- Слава Богу, она опять играет, Лёлик. Бог мой, это похоронный марш!

- Ей это еще пригодится, в случае чего, пойдет лабать жмура. О-о-о! Девушка, кажется, решила, что элегантнее быть Тенью Отца Гамлета, чем живым Кабыздохом. Или эдакой полупрозрачной Жизелью. В веночке и марлевой пачке. Но должность кладбищенского пиарщика по связям с общественностью ей не светит. Конкуренция на том свете уж очень велика. Придется бесславно истлеть в могиле.

- Если она умрет, я этого не переживу. Бедная деффачка. Зачем Бог так жесток, Лёлик?

- А кто мы с тобой такие, Роза, чтобы советовать господу Богу?

Мы делаем доклад в студенческом научном обществе. Потом в Академии наук РФ. Потом в Нью-Йорке на международном конгрессе. Я должна выступить, и иду через весь огромный зал к микрофону, некрасивая девушка с кривыми ножками и в очках на длинном носу. На меня смотрят все. Сорок тысяч человек публики. Я стою на трибуне конференц-зала. И вокруг гром аплодисментов. Мне аплодируют 15 минут, 20 минут, никак не успокоятся. 21-я минута пошла. Еще бы. Лекарство от СПИДа. Идея проста и безумна, как все гениальное. Я ее подала. Я гений.

Лучшие умы человечества бились много лет. Фтопку. Светила науки искали Большой Прорыв. В газенваген. А нашли мы. Студенты II курса областного мединститута. Из далекой России.

А потому, что в нас есть чистота и духовность.

Когда я говорю об умершей Анжелке, моей любимой погибшей подруге детства, то не могу сдержаться и начинаю плакать. Слезы катятся по лицу. Я плачу и о Рудольфе Нуриеве, и о Фредди Меркюри, и о Майлзе Дэвисе. Обо всех, кого уже не вернешь. Но тут вспоминаю и о всех других, кто ждет лекарства. Кто теперь получил шанс. Их так много. Они будут жить. И мой плач переходит улыбку счастья. В этот момент я вполне из себя Котик. Чего там, я прекрасна! Нет радости сильней, чем радость победы. Меня снимают сотни видеокамер. Я вынимаю из портфеля магнитофон с диском-караоке. И пою мой любимый сонг «I belive I can fly». И весь сорокатысячный зал подпевает мне:

I belive I can fly!

Я умею летать. Я умею летать. Я умею летать.

Шлеп-шлеп-шлеп. Шур-шур-шур.

- Детонька, Лялечка, ты не могла бы не петь в туалете так громко? Или хотя бы не так долго. Соломон Мордыхаич ждет.

- Принцессы не какиют. А настоящему мужчине тоже иногда надо посетить сортир.

- Не трогай ты ее, Лёлик. Музыка это святое.

- Обычно она Тоску эту со всей ее тоской, в рабочем порядке за три минуты сворачивает. А тут ее, будто гэц укусил!

- Ты разобьешь у ребенка его хрустальную мечту!

- Роза, с этого ребенка я уже три года хожу с уксусной мордой и с беременной головой. Среди моих мозговых извилин крутятся страшные сомнения, Роза. О плюрализме, тьфу на него, двух мнений быть не может. Но большинство рафинированных эстетов, завсегдатаев премьер областного театра, Роза, совершенно справедливо полагают, что на одного Аполлона в эскюйстве приходится четыре лошади…

С синими блестками.

Здесь лежит Кристина Ленская. Под камнем сим вкушает мир. От благодарных почитателей. Покойся, девушка-поэт!

Видеоролик 1

Свет мой, зеркальце…

Темно, лишь два косых луча подсвечивают театральный занавес. Ляля Котик выходит на авансцену. Она в полосатых леггинсах с китайского рынка, заштопанных по шву, в майке с надписью «Абибас» и в поношенных кроссовках. Сверху к ней опускается зеркало, голубоватое и как бы струящееся, в старинной багетовой раме.

Ляля Котик. Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи.

Зеркало. 21СH, 38V, 5Р, 33K, 3PF.

Ляля. Что, что?!

Зеркало. Ты точно хочешь всю правду, my sweet, то есть, мой свет, душенька, голубушка?

Ляля. Да. Хочу правду.

Зеркало. Ох, не нарывалась бы ты, бэйби. Во многие мудрости многия печали, и умножающий познание, умножает скорбь.

Ляля. Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?

Зеркало. Белее всех автоэмаль «Pheops Amalia 212» производства KIA. Румяней всех экологический кирпич «Крупп» от концерна Westerbloom. Всех милее…ну это слишком долго перечислять, ты в списке девушек в конце второго миллиарда.

Ляля. А поточнее?

Зеркало. Твое место в рейтинге 1 879 258 383-е.

Ляля. А на первом месте кто?

Зеркало. Дженнифер Лоуренс.

Ляля. Это кто?

Зеркало. Американская фотомодель.

Ляля. А на втором?

Зеркало. Ну, Мила Кунис. Латиноамериканская фотомодель.

Ляля. А на 99-м?

Зеркало. Бэйби, набери сама в Гугле. Если есть комп, зачем тебе зеркало?

Ляля. А зачем мне комп, если у меня есть зеркало?

Зеркало. Ну, Беренис Марло на 99-м. Французская фотомодель.

Ляля. Ей, наверное, обидно, что 98 девушек в мире ее красивее.

Зеркало. Не более обидно, чем тебе, бэйби. Но и не менее.

Ляля. Почему?

Зеркало. В твоем микрорайоне, Ляля, 98 девушек твоего возраста тебя милее, румяней и белее. Арифметику проходила? Тебе должно быть обидно не более, хотя и не менее, чем Беренис Марло.

Ляля. То в целом мире! А то в нашем микрорайоне.

Зеркало. Ты, Ляля живешь не в «целом мире». А в своем микрорайоне. А ваш мир, где красотки накачивают губки, а финансовые короли – рейтинги, ваш «целый мир», это просто спальный микрорайон Галактики. Околоток, выселки, деревня Ново-Гадюкино. На кастингах Галактики Млечный Путь место Беренис Марло в конце второго биллиона.

Ляля. И с музыкантами то же самое, да? И с политиками?

Зеркало. И с музыкантами, и с писателями, и с политиками, и с олигархами. У каждого свой номер в длиннющем хвосте. И он никогда не первый. К примеру, вот, Пупкин Василий, третий писатель в своем микрорайоне (Ново-Переделкино), восьмой в Москве, тридцать первый в России, 188-й в Европе, 999-й в мире. А кто действительно первый, Бог ведает. Но никому не скажет.

Ляля. Все равно надо лезть из конца очереди в начало! Надо пробиваться. По головам, по головам! Кто пробился, тот прав.

Зеркало. Прав тот, кто в эту очередь ваще не становился.

Ляля. Почему?

Зеркало. Потому что ты уже и есть первый. И последний ты. Ты альфа и омега. Но это понять трудно. Кто понял, тот никаких вопросов больше не задает. А просто счастлив, и все.

Ляля. Может, формула есть? Что ты там говорило про какие-то 21С, 38G?

Зеркало. Все красивые девушки, Ляля, красивы одинаково. Только в разной степени. Подробности? Пожалуйста: лицо красивое, фигура красивая, ножки красивые, сиськи красивые. Тут можно, конечно, вдоволь бла-бла-бла на наш заявленный юзерпик «Красота спасет мир точка ру». Ради чего, собственно, и финансируется соответствующими инстанциями форум «Impossible is possible». Кому поп, а кому попадья. Прекрасное в глазах смотрящего. Красотки, красотки, красотки кабаре, вы созданы лишь для развлеченья. Кому арбуз, а кому свиной хрящик. И если так, то что есть красота и почему ее обожествляют люди? Не родись красив, а родись счастлив. Чтобы увидеть звезды, достаточно взглянуть на них. Никому не жаль прекрасных женщин. Сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде? О плюрализме, тьфу на него, двух мнений быть не может. В таком вот дискурсе.

Ляля. Кто нравится большинству мужчин, тот и красавица.

Зеркало. Большинство мужчин, Ляля, здесь совершенно ни при чем. Их, собственно, никто никогда и не спрашивает. Им отвечают на их невысказанный вопрос. Среднестатистическому мужчине, если хочешь знать, красотки из рейтинга ваще не нравятся. Вернее, о том, что ему нравится, он узнает с экрана ТВ или лэптопа.

Ляля. Это пиарщики назначают, кому какое место в очереди? Или Морганы с Рокфеллерами? Масоны, что ли, мафия? Или случай? Как в лотерее, кому какой билет достался?

Зеркало. Назначает Большое Жюри.

Ляля Котик. А кто там заседает, в этом Большом Жюри?

Зеркало. А тот, кто туда попал. Кто мог попасть в Большое Жюри, тот там и заседает.

Ляля Котик. Круто они попали.

Зеркало. Красавицы, Ляля, это те, кого назначило красавицами Большое Жюри, определяющее рейтинг. Красота – результат общественного договора. Очень немаловажный результат. Достоевский писал, что красота есть тайна. Тайн тут немеряно, выражаются они цифрами со множеством нулей. И никакой свободной прессе с законами, прокуратурами, Комитетом по правам человека и коммунистами впридачу, не сделать эти тайны достоянием широкой общественности.

Ляля Котик (героически). Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?!

Зеркало. Все красивые деффушки красивы одинаково, а каждая некрасивая деффушка страшна по-своему. Есть, конечно, базовые типы. В отечественной классификации: Чувырла, Кашелка, Шмара, Крыса, Выдра, Лахудра, Образина, Чита-дрита и Просто Фу. Но в отдельно взятой чувырле эти элементы сочетаются строго индивидуально. Вообще-то, здесь точность высчитывается до миллиардных долей процента. Я округляю. Ты, Аманделина Михайловна Котик, боди нестандарт, фэйс неформат, запущенный пубертат, сводишься к формуле: 21СH, 38V, 5Р, 33K, 3PF. То есть, на 21% Чита-дрита, на 38% Выдра, на 33% Кошелка и на 3% Просто Фу.

Ляля. Я этого не вынесу (плачет). Я с крыши брошусь!

Зеркало. Предупреждала же я тебя, во многия мудрости многия печали, и умножающий познание, умножает скорбь. Все есть суета и суета сует. И это пройдет. Надпись на перстне царя Соломона.

Ляля. Говори! Всю правду говори!

Зеркало. Бэйби, бэйби! Ну не могу я не открыть глупой деффачке правду, если она того от меня требует. Даже если она со злости разобьет меня потом. Кинет через колено на ржавый гвоздь. Я всегда говорю правду. Я вам зеркало, а не компьютер. Это там у вас – визуализация, фотошопы, эффекты присутствия, префекты отсутствия, а у меня все, как есть. В прямом эфире, в реалити-шоу. За стеклом! Скажу тебе начистоту, Ляля Котик. Ты прекрасна, спору нет… (Прыскает со смеху). Несмотря на свои ушки, как у бабы Ежки. И ножки, как у козерожки. Пузико лягушки. Надули жабоньку через соломинку, щас лопнет. Морда ящиком, руки-крюки. А накрашена-то как, накрашена! Деревня Ново-Гадюкино: цемент ложим в три слоя, чтоб дождем не пробило! Ой, держите меня семеро, держите меня восьмеро! Разобьюся щас!

Ляля. Я сама тебя разобью! Через колено! На ржавый гвоздь!

Зеркало. Имеется еще англо-американская классификация, так сказать, глобалистская…Натовская. По-американски, бэйби, ты: 3,2 SQ, 0,5 OВ, 24 ACH, 0,3 Db, 15 MC, 23 R, 14 BU, 4 DB, 3 UAS, 13 BOBFOC, 3, 9 VB. И не проси меня это перевести.

Ляля. Переводи!

Зеркало. SQ это скво, индейская жена, употребляется в значении «меня от нее тошнит». OB – old bag, старая кошелка, так называют молодых, но уж очень страшных проституток. ACH, лидер твоего анализа, около 24 % – артишок.

Ляля. Какой еще артишок? Шок, что ли? От арта? От искусства?

Зеркало. Артишок, бэйби из Бирюлево, это земляная груша, топинамбур. Ну, серая, сморщенная такая. Одутловатая, но вялая. Что там у нас дальше в меню… DB – dusty butt: карлик, человек мизерабельного роста. Ropey – потрепанная, скверная. Butt ugly (BU) – ужасно страшная. Ugly as sin дословно: «страшная, как грех» (по-нашему: страшная, как моя жизнь). Double bagger – настолько страшная, что нужно две сумки: одну надеваешь ей на голову, а другую – себе. Village bicycle – это не деревенский велосипед, а оскорбительное обозначение девушки, которая позволяет на себе ездить всем подряд. Поистаскавшаяся, или же просто неряха. Mardy cow – унылая, кислая, дословно: надутая корова. И у меня для тебя хорошая новость, Ляля Котик! Ты набрала 13 % BOBFOC. Это аббревиатура от Body off Baywatch, Face off Crimewatch (дословно: тело спасательницы Малибу, лицо как из передачи «Хроника происшествий»).

Ляля. Лицо, как из «Хроники происшествий»! Я этого не переживу! Я всех убью!

Зеркало. Но тело! Тело – спасательницы Малибу!

Ляля. Это такие… сморщенные? Одутловатые, но вялые?

Зеркало. Это такие верткие, плоские, ни груди, ни зада, как мелкие рыбки, но симпатичные. В самом деле, бэйби, может, тебе хотя бы умыться и причесаться? Как твое зеркало, настоятельно тебе рекомендую.

Ляля рассматривает себя в зеркале, принимая разные позы. Подымает волосы вверх, дыбом. Истерически хохочет.

Ляля. Мужчины любят красивых и недоступных! Сейчас накрашусь, пойду, и закроюсь в шкафу!

Письма господу Богу, он же Христо Лимонадов, сетевой администратор сайта Абибас.ру.

Nevozmognoe vozmogno@ meil.ru

Здравствуй, Господи. Как у Тебя дела? Как живешь? Как здоровье?

Женя, 2 кл.

Синее небо, Господи, это когда у Тебя хорошее настроение?

Надя, 3 кл.

У нас один Бог, у мусульман другой, у китайцев третий…Сколько ж вас там?

Коля, 4 кл.

Сколько раз я буду ошибаться в любви? Три раза уже есть.

Юра, 2 кл.

А атеисты у тебя что-нибудь просят?

Ося, 3 кл.

Форум Невозможное возможно. www/com.

Ветка Красота спасет мир.ru

Турандот Львовна. Ляля Котик, прочитала ваши посты. Молодца. Не знаю, есть у вас голос или нет, играете вы на рояле, или не играете, но литературный талант у вас, без сомнения, имеется. Говорю вам это, как заслуженный учитель РФ, педагог с 30-летним стажем, по специальности русский язык и литература. Начали вы путано и коряво, но потом расписались. Я даже засомневалась в том, что вам 16 лет.

Зиновьев-Каменев. Дочерь Льва! Культурная! Имидж поменяла. В соответствии с дресс-кодом всемирно-известного холдинга. А то все «фтопку» да «в газенваген»

Фота Вампирски. Лялька, ты талант. Я тебя читала, мне оч. понра. Вспомнила себя в 16 лет, какая я была дурочка. Лайкнула тебе. А на Перепанова своего, или как его там, ты забей, не стоит он тебя.

Турандот Львовна. Вас надо сечь, Ляля, и приговаривать: писать, писать, писать! Почему вы так зациклены на своей внешности? Какое значение имеет внешность для писателя?

Ляля Котик. Извините я сегодня никакая)))))))))

Турандот Львовна. Духовная красота выше физической. Этому нас учит в

Источник: www.proza.ru

Другие товары