Железная рубашка

В эпоху холодного оружия важнейшей частью защиты воина была кольчуга — сплетенная из железных колец рубашка. Ее относительная легкость и гибкость обеспечивали бойцу достаточную подвижность, а прочность помогала выживать в жутких мясорубках былых веков. Более того, у разных народов «железная рубашка» была не просто средством защиты, но и знаком особой святости, воплощая в себе магию твердого металла, подчинившегося воле и молоту кузнеца. Сплетенное из десятков тысяч колец изделие было чрезвычайно трудоемким, а значит, еще более священным. На Руси кольчатый доспех издревле назывался словом «броня», а «кольчугой» стал лишь в XV веке.

Появилась «железная рубашка» в глубокой древности, хотя нельзя точно сказать, где и когда. Это событие стоит в одном ряду с изобретением колеса, ножа, приручением животных: эти судьбоносные шаги были сделаны примерно в одно и то же время в разных местах. Известно, что уже в середине I тысячелетия до н. э. кольчатый доспех употреблялся в Азии, дошел до сарматов северного Причерноморья, а это уже русские земли. Здесь жили и скифы, и в их захоронениях тоже находят кольчуги, датированные V веком до н. э.

Римская империя впервые столкнулась с «железной рубашкой», воюя на Востоке против азиатов и на Западе против кельтов (ныне территории Франции и Англии), у которых эта защитная одежда была известна с IV века до н. э. Но тут удивляться нечему: этот таинственный народ пришел в Европу именно с Востока. Кроме того, до римлян на Апеннинском полуострове жили еще более таинственные этруски, и их найденные кольчуги относятся к III веку до н. э. Так что «учителям Европы» римлянам было у кого учиться, и они успешно освоили эту технологию. Их кольчатым доспехом стала «лорика хамата». Она изготавливалась из бронзы или железа. На одну рубашку уходило до 40 000 колец, дававших гибкую и прочную защиту. Было несколько версий этого доспеха для различных родов войск — стрелков, копейщиков, кавалерии. Потом его сменила пластинчатая «лорика сегментата», однако под закат империи лорика хамата вновь стала стандартным доспехом римских легионеров. Рим пал, а удобная и надежная кольчуга продолжала жить в мире, существуя во множестве разновидностей.

Вот как греческий историк Лев-Диакон Колойский описал наших далеких предков, бившихся в 971 году с византийской армией у города Доростол на Дунае: «Скифы вышли из города на поле с длинными, до самых ног, щитами, в кольчужных бронях»; «Кольчужная броня и щит, которыми Святослав вооружился, от римских мечей его защитили». Византийцы («римляне») называли «скифами» древнерусских воинов князя Святослава.

Изготовление

На Руси «железная рубашка» изготовлялись специалистом-кольчужником. Будучи сложным и трудоемким изделием кузнечного искусства, она требовала отлаженной технологии, много времени и физических усилий. Сначала из железной руды вырабатывали «кричное железо» — твердую губчатую массу. Слиток-крицу подвергали интенсивной обработке, многократно проковывая в раскаленном состоянии, удаляя из металла шлак. В конечном итоге оставалось ковкое железо, из которого ковали длинные тонкие пруты. На одну кольчугу шло не менее 600 м проволоки толщиной ок. 2 мм. Ее получали двумя методами. Первый: просто ковали прут до нужной толщины, что длилось очень долго, и проволока получалась неравномерной. Более производительным был метод волочения (потому и «про-волока»), дававший и более качественный продукт. Он заключался в протягивании прута через ряд последовательно уменьшающихся конусообразных отверстий в железной доске. В кузнице врывали в землю два столба, между ними крепили волочильную доску, а напротив к потолку подвешивали качели. Кузнец садился на них, хватал клещами раскаленный прут, просунутый в первое, самое большое отверстие, и, оттолкнувшись ногами от столбов, летел вверх, таща за собой горячий, податливый, пока еще толстый железный шнур. Вверху отпускал его, летел вниз, перехватывал заготовку клещами, толкался ногами и снова летел вверх. И так много раз, потому что для превращения исходного прута толщиной 5 мм в проволоку сечением 2 мм надо было протянуть его через 30 постепенно уменьшающихся отверстий в волочильной доске. Время от времени все более утончающуюся проволоку обжигали в кузнечном горне для устранения приобретаемой при волочении жесткости. Готовую проволоку накручивали на железный прут-оправку толщиной чуть более 1 см, формируя длинную спираль, заготовку для будущих колец. Боевая практика показала, что для гибкости доспеха внутренний диаметр кольца должен быть больше диаметра проволоки в пять раз. При слишком большом диаметре колец резко снижаются защитные свойства их сплетения, так что средний диаметр колец средневековой кольчуги редко превышал 10 мм.

Потом спираль разрубали по одной стороне, получая разомкнутые кольца. Проковав их в специальном штампе, часть из них наглухо сваривали кузнечной сваркой, а у остальных плющили концы и пробивали там отверстия для заклепок, которые, в свою очередь, изготовлялись специально. Иногда для облегчения и ускорения процесса кузнец рубил специальной насечкой бесшовные кольца из железного листа толщиной 1,5–2 мм. Скрупулезной, монотонной работой изготавливались тысячи колец разного вида. Так работали на Руси. В средневековой Европе процесс был еще более трудоемким. В «темные века» там утеряли технологию волочения проволоки, и потому каждое кольцо ковалось отдельно.

После этого «железную рубашку» собирали, начиная с плеч и заканчивая подолом. Каждое разомкнутое кольцо соединяли с четырьмя сваренными и заклепывали. Это был самый простой вариант плетения (4 в 1). Русские мастера владели и более сложным плетением (6 в 1, 8 в 1, 8 в 2). Оно улучшало защитные свойства кольчуги, она становилась гуще, но это увеличивало и ее вес, время изготовления и стоимость. В завершение в нее вплетали отдельно изготовленные рукава и горловину. Кольца обычно были одного диаметра, лишь в позднем Средневековье стали сочетать разновеликие кольца, прикрывая наиболее уязвимые части тела мелким плетением. Кроме того, в особо сложных кольчугах варьировали толщину проволоки: самые массивные кольца шли на грудь и спину, средние — на бока, тонкие — на рукава и плечи. Конечно, между ними оставался просвет 4–6 мм, через который вражеский наконечник мог проникнуть до тела, и потому перед битвой надевали вторую кольчугу, кто мог себе это позволить. А на марше брони, как и тяжелое оружие, возили в обозе.

В зависимости от размера доспеха, при толщине проволоки 1–2 мм и диаметре колец 10 мм на одну «железную рубашку» уходило как минимум 15 000, чаще 20–25 000, а к концу XIII века — до 30 000 колец. Вес также был различным, от 5 до 15 кг. После сборки кольчугу чистили и полировали песком до блеска. Иногда для нарядности в нее вплетали медные кольца. Она могла служить веками, ведь при повреждении было достаточно залатать пробоины пригоршней новых колец. С войском ездили мастера, чинившие кольчуги прямо в походе. Об этом свидетельствуют наборы миниатюрных инструментов, найденные при раскопках.

Самые ранние кольчуги делались из сведенных колец, их концы ничем не скреплялись; позже — чаще всего из сварных-склепанных. Встречались кольчуги, где все кольца были склепанными. В производстве древнерусских кольчуг поражает миниатюрность и трудоемкость работы кузнеца. Так, склепывание кольца заклепкой диаметром 0,75 мм производилось с кольцом не отдельно лежащим, а уже вплетенным в кольчугу! И так — 10 000 раз на одну «железную рубашку». Вот на такую тонкую работу были способны наши предки. Технологию они постоянно улучшали: в «пансырях» поместной конницы Московского государства кольца скрепляли уже не отдельной заклепкой, а шипом, выкованным на самом кольце. Покрой кольчуги тоже менялся, она бывала и распашной, как куртка. При этом правая (внешняя) сторона плелась из массивных колец, а левая (внутренняя) — из более тонких. Перехлестнутые полы создавали двойную защиту с наиболее угрожаемой фронтальной стороны. Из железных колец делались боевые чулки («ноговицы»), «наручи», кольчужные рукавицы и «бармица» — кольчужная сетка на боевом шлеме для защиты шеи и плеч воина.

Раньше считалось, что производство рядового изделия требовало нескольких месяцев работы, однако расчеты показали, что на сборку/плетение малой кольчуги из 20000 колец уходило всего 200 человеко-часов, т. е. одна мастерская могла поставлять их до десятка и более в месяц. В 1983 году в г. Электросталь в ходе изучения военного производства Древней Руси был проведен эксперимент с точным соблюдением технологий той эпохи — изготовлен полный кольчужный доспех с чулками и рукавицами. Трудозатраты составили 250 человеко-часов. Для сравнения: трудозатраты на изготовление одного автомобиля «Волга» ГАЗ-21 в середине 60-х годов составляли 154 человеко-часа.

«Век кольчуги»

500 лет с VIII по XIII век историки называют «веком кольчуги». Она была основным оборонительным доспехом русских, появившись у них гораздо раньше, чем в Западной Европе. Так, на территории Древней Руси археологи нашли 112 «железных рубашек», из них 40 целых. Их европейские коллегии похвастаться таким количеством подобных находок не могут. Кольчуга на Руси была доступна всем: профессионалам-дружинникам, ополчению, городским и сельским жителям. Более того, она была и в городских арсеналах, так что город мог вооружить малоимущих, которым снаряжение было не по карману.

Все это — свидетельство высокого уровня организации государства. Массовое изготовление доспехов — показатель военной и общей культуры народа, его активности и жизнестойкости. Оно бывает лишь там, где есть города, класс ремесленников.

А скандинавы и называли Древнюю Русь «Гардарикой», страной городов. Доспехи изготавливались повсеместно. Государи и местные правители следили за вооружением своего войска и всегда хотели иметь под рукой оружейников и бронников. Мастеров конкретных видов вооружения селили концентрированно, своими поселками, районами. Это звучит и сегодня, например, в Москве: Кузнечный мост, Малая Бронная улица, Бронницы… С XII века на Руси была четкая специализация в изготовлении оружия, его унификация и стандартизация. Шло серийное производство, оружие и доспехи становились массовыми. На Западе дорогостоящие брони и оружие были знаком богатства, знатности, принадлежностью феодала или воина-профессионала. А на Руси меч и доспех были неотъемлемым признаком вольного человека, имеющего естественное («от Бога») право обладания любым оружием. Враждебный натиск Запада и Востока, непрерывные войны заставляли «цивильных» русичей вооружаться не хуже дружинников.

Хауберк — байдана — латы

В средневековой Европе имели место разные виды «железной рубашки», причем русские и западноевропейские кольчуги весьма отличались друг от друга. Короткую рубашку, прикрывавшую только туловище и плечи, носили на Руси. Она весила в среднем 7 кг, достигала середины бедра, широкие рукава были максимум до локтя либо вовсе отсутствовали. Она застегивалась без запаха, разрез ворота был посередине шеи или чуть в стороне. При раскопках Райковецкого городища (XI–XII вв.) найдены два именно таких доспеха: длина 70 см, ширина в плечах 100/130 см, в поясе 60/66 см, вес по 6 кг, каждый из 35 000 (123/125 рядов) склепанных колец диаметром до 11 мм. В Западной Европе такой «эконом-класс» носили те, кто не мог себе позволить длинный доспех, а также для усиления защиты поверх длинной кольчуги. Тяготея к длинным доспехам, там одевались в «хауберк», длинную кольчугу весом более 10 кг, покрывавшую тело от шеи до ног, с рукавами до локтей, подолом до колен, с разрезами на нем спереди и сзади для посадки на коня. Она носилась с кольчужными чулками



и наручами. В Восточной Европе самые ранние полностью сохранившиеся хауберки обнаружены в Черной могиле близ Чернигова и датированы 970 годом.

С XIII века рукава длинной кольчуги удлинились до кисти, появился кольчужный капюшон. В западном хауберке капюшон составлял единое целое с ним. Там поверх доспехов носили холщовые мантии с короткими рукавами для защиты от пыли и перегревания на солнце, в Азии с этой же целью — халат. А русичи любили ходить в открытых бронях: «Когда русские пришли, было видно у них много светлых доспехов, их шлемы и мечи блистали; полагаю, что они шли в поход на русский лад», «Они сияли, как солнце, так красиво с виду было их оружие» (шведская «Хроника Эрика», XIV век).

Потом пути русских и европейцев в деле создания боевых доспехов разошлись еще больше. С 1200 года на Руси появилась новая разновидность кольчатого доспеха — «байдана бессерменская» (т. е. басурманская, восточная). Она изготавливалась из плоских крупных колец. Броня такого типа расширяла железное поле в 1,5–2 раза без увеличения веса доспеха, он не превышал 6 кг. Главной особенностью был размер и форма колец. Эти крупные плоско раскованные шайбы изготовлялись штамповкой из заготовки — кольца из толстой проволоки. Его клали в штамп и проковывали молотом, получая незамкнутую шайбу с перехлестом концов, которые просверливали и при плетении склепывали, получая сочленение большой прочности. Байдана надежно защищала от сабельных ударов, но от колющего оружия и стрел спасти не могла из-за большого диаметра колец, и потому носилась вспомогательно поверх обычной кольчуги. Большой размер шайб позволял наносить на них надписи штамповкой или гравировкой. Так, сохранилась байдана Бориса Годунова весом 6 кг, на кольцах которой выбито «С нами Бог никто же на ны». Русская байдана, как правило, застегивалась на боку, восточная — посередине, а порой и вовсе надевалась через голову.

А в Европе стали делать сплошные кованые («белые») готические латы. Порой утверждается, что это была «абсолютно полная и неуязвимая защита», но это неправда. Русский и восточный (татарский, янычарский) лук вполне пробивали эту защиту. И слава английских лучников XIV века, расстреливавших из своих длинных луков французских рыцарей в Столетней войне, также подтверждена средневековыми авторами. А вот противник был разный. У европейца им был такой же закованный рыцарь или черный люд, неумелый и плохо вооруженный. Русскому же воину противостоял мобильный воинственный степняк, бить которого можно было только в быстротечной схватке, требовавшей большой скорости и подвижности. И короткая «железная рубашка» была здесь намного сподручнее.

«Броня дощатая»

Но усиление доспеха шло и на Руси. В XV веке здесь произошел поворот к производству оружия по восточным образцам. В летописях появились новые слова: «кованая рать», «броня дощатая». Отличную «дощатую броню» стали делать новгородские, псковские, смоленские мастера. Это был пластинчатый (ламеллярный) доспех, сделанный из узких пластинок железа, вплетенных в кольчугу, и сочетавший в себе ее гибкость и прочность пластинчатой брони. Его разновидностями были бехтерец и юшман. Их названия — переделанные персидские слова «begter» и «djawshan». Они состояли из горизонтальных пластин, сплетенных внахлест в вертикальные ряды. Разница была в размере деталей. Бехтерец делался из большого количества (до 1500 штук) мелких продолговатых пластин длиной 8–10 см, шириной 2–4 см, соединенных кольцами по коротким боковым сторонам. Их большой перехлест (на 2/3) создавал двойное и тройное покрытие, а каждый ряд перекрывал следующий, давая эластичную и прочную защиту от сабель и стрел. И это при отдельной пластине толщиной всего в 1 мм, которая легко гнулась руками. Такое невозможно? Очень даже возможно. Как в венике, прутья которого легко переломать по отдельности, но не все вместе…

На багдадской миниатюре 1465 года изображен азиатский бехтерец: у него есть рукава, длинный кольчужный подол и застежки посередине; порой он и вовсе надевался через голову. А вот русский бехтерец представлял собой надеваемую поверх кольчуги жилетку без рукавов и подола и застегивался на плече и боку ремнями с металлической пряжкой, вес его достигал 12 кг.

Менее эластичный юшман имел до сотни гораздо более крупных пластин, вмонтированных в кольчатое покрытие горизонтальными рядами с небольшим перехлестом друг друга. Иногда их золотили или серебрили, и такой доспех стоил очень дорого. Юшман имел полный разрез от шеи до подола, надевался в рукава, как кафтан, застегивался на петли, мог носиться поверх кольчуги и весил до 15 кг. Первое сообщение о нем относится к 1548 году: «Нача вооружатися, юшман на себя класти» (Никоновская летопись).

Более редким типом кольчато-пластинчатого доспеха был калантарь. Он делался из относительно крупных квадратных пластин, скрепленных кольчужным плетением и расположенных без перехлеста. Доспех был без рукавов и состоял из передней и задней половины, которые застегивались на плечах и боках железными пряжками. К поясу крепилась кольчужная сеть (подол) до колен. Для улучшения подвижности спинные пластины были тоньше и меньше грудных. Калантарь как парадный доспех для знатной особы, украшенный золотой насечкой, гравировкой, прорезным орнаментом, стоил до 1000 рублей, что было по тем временам астрономической суммой.

Был еще чешуйчатый доспех, где пластины нашивались на кожаную или матерчатую основу. Его Русь заимствовала у византийцев. Пластины такой брони, обычно квадратной/прямоугольной формы, размером 6 x 4, 6 x 6 см и количеством 200–600 штук, подобно черепице или чешуе, перекрывали нижний ряд. Сбоку пластинки каждого ряда перекрывали одна другую, а посередине еще приклепывались к основе. Длина «чешуи» была до бедер, подол и рукава делались из более длинных пластин. По сравнению с «дощатой броней» она была гораздо эластичнее.

Защитные свойства

Несмотря на широкое распространение, «железная рубашка» полной защиты не давала, да и какой доспех может ее дать? Кольца делались из мягкого железа (твердая сталь ломалась бы при ударе), и такая броня рассекалась саблей, протыкалась копьем и разрубалась мечом, слабо защищала от стрел: они проникали в ячею, особенно опасны были специальные граненые наконечники. Поэтому часто дополнительно к кольчуге носились «чешуя», байдана и т. д. Опасно было дробящее оружие: даже не пробивая насквозь, оно ломало кости, разбивало мышцы, а удар в область сердца мог быть смертельным. Но «железная рубашка» и не предназначалась для защиты от вышеописанных ударов, и недооценивать ее не стоит. Положительных качеств у нее хоть отбавляй. Она вполне защищает от ударов скользяще-режущих, держит стрелу на излете, а разрубить ее мечом или проткнуть копьем сложно, если воин активно маневрирует. Она достаточно плотно лежит на теле, не причиняя болезненных ощущений, но и движений почти не сковывает. В хорошо подогнанной кольчуге можно кувыркаться, стрелять из лука, лазать через препятствия, спать. Ее просто надеть/снять без посторонней помощи, сравнительно небольшой вес позволяет долго носить ее, в том числе под одеждой, не привлекая внимания, или под тулупом — и не замерзнуть. Ее просто починить, а убрав/добавив ряды колец — подогнать по размеру нового владельца. В багаже она занимает мало места, ее можно возить с собой в мешке и надевать только перед боем. А для маневрирующей кавалерии кольчуга — самый подходящий доспех из металла, здесь на первый план выходят сравнительно небольшой вес доспеха и высокая подвижность всадника.

Считается, что для амортизации ударов под кольчугу поддевался очень толстый поддоспешник: ватник — на Востоке, где была известна вата, а в Европе — стеганая куртка из многих (до 30) слоев холста, набитая паклей, щетиной. Так ли это? Явных следов такой «спецодежды» не обнаружено. А она бы, помимо прочего, снижала подвижность в бою, приносила такие неудобства, как намокание под дождем, при падении в воду (что опасно для жизни) и прочие «мелочи» вроде плесени, вшей и т. д. Кроме того, исследование динамики «удара-защиты» показывает, что лежащие на теле бойца не плашмя, а чуть под наклоном кольца доспеха приемлемо амортизируют удар и перераспределяют его энергию по телу, как сотни мелких пружинок. Так что, вполне вероятно, было достаточно наличия под кольчугой льняного белья, суконной рубахи и обычного поддоспешника.

В Западной Европе в XIV веке полные стальные латы начали вытеснять кольчугу, хотя полностью заменить ее не смогли. Рыцарь поддевал ее под панцирь для прикрытия сочленений и щелей. Но от такой защиты (латы — 20–30 кг, кольчуга — еще 10 кг) он терял маневренность, становился мишенью для стрел; упав, даже подняться без посторонней помощи был не в состоянии. В конце концов, от ношения полной кольчуги под латами отказались.

кольчуга. новое время

Появление ручного огнестрельного оружия свело на нет все защитные свойства металлического доспеха в любом его виде. При формировании регулярной армии Россия окончательно рассталась с «железной рубашкой» как массовым видом защитного снаряжения. В конце XVII века брони из государственных арсеналов были распроданы за ненадобностью. А вот в странах к востоку и югу от русских границ кольчуга верой и правдой служила воинам до XIX века. Попытки использовать кольчужный доспех для определенных случаев были и позже. Так, во время Первой мировой войны британские танковые экипажи получили маски для головы и шеи — защиту от осколков брони, возникавших при попадании вражеских снарядов в борт боевой машины. Во Второй мировой войне экипажи американских бомбардировщиков также имели кольчатую защиту от осколков немецких зенитных снарядов. Сегодня некоторые спецподразделения полиции ФРГ используют кольчугу для защиты от холодного оружия. В водах, кишащих акулами, аквалангисты носят поверх неопренового костюма защиту всего тела — кольчугу из нержавеющей стали (shark suit). Кольчужные нарукавники и передники применяют рабочие мясоперерабатывающих предприятий. Правда, изготовление современных видов кольчуги принципиально отличается от скрупулезной ручной работы древних оружейников. Тем не менее поиск еще лучшей защиты с использованием принципа плетения в комбинации с современными высокотехнологичными материалами продолжается.

Из нашего досье

Русские доспехи делались по самым передовым технологиям своего времени и ценились в других странах. «Великий князь третьего году прислал мне пансырь. А я ходил на недругов, да пансырь и утерял. Вот он бы мне пожаловал новый пансырь», — писал в Москву в 1491 году крымский хан Менгли-Гирей. В этой просьбе и наивной хитрости соседнего правителя — лучшая оценка высокого мастерства русских бронников. Кольчуги славянских мастеров шли даже в далекий Хорезм, имели признание и на рыцарском Западе в эпоху господства цельнокованых панцирей. Так, во французской героической поэме «Рено де Монтобан» упоминается «добрая кольчуга, сделанная на Руси».

В Оружейной палате Московского Кремля хранятся четыре бехтерца. Один из них, сработанный мастером Кононовым в 1620 году для царя Михаила Романова, состоит из 9 000 колец и 1509 пластин сталистого железа, украшенных золотом. Их толщина 1 мм, ширина 15 мм, длина меняется: на груди пластинки длиннее, на талии короче. Длина доспеха 66 см, ширина 55 см, вес 12,3 кг. В описи 1687 года он был оценен в 1000 рублей. Там же находится юшман царя Алексея Михайловича из 99 стальных пластин. Ворот, подол и рукава украшены рядами медных колец. Его длина 84 см, ширина 53 см, вес 12,3 кг.

Источник: topwar.ru

Другие товары