Оранжевая рубашка

оранжевая рубашка

Самый запоминающийся турнир года

ЖУРНАЛИСТСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ О ДНЕ, КОГДА МЫ ПОБЕДИЛИ ГОЛЛАНДИЮ

У любого россиянина, который вживую видел матчи Евро-2008, память о них сохранится навсегда. И не за счет красавцев стадионов, вкуснейшего жаркого по-венски или головок швейцарского сыра, привезенных домой и съеденных через два дня. Игра сборной России – вот что потрясло всех, кто побывал на этом празднике жизни. В кои-то веки на нем не были чужими ни российские футболисты, ни наш корреспондент Сергей ПРЯХИН.

– Куда так рано?

Марио, работающий портье в венском отеле, где я остановился на время Евро, нехотя сосредоточил на мне свой взгляд и со стуком уронил ноги с соседнего стула. Часы показывали без четверти шесть утра.

– На вокзал. И до Базеля.

Глаза Марио стали размером с австрийский грош середины ХХ века. Сон мгновенно отлетел в сторону.

– Базель. Туда ж целый день ехать!

– Вот я и еду. На матч Голландия – Россия. Если наши выиграют, задержусь там еще на пару дней.

– Завтра вернешься, – уверенно спрогнозировал Марио, забирая со стойки мои ключи. И уже вслед прокричал: – Эй, а рубашку-то чего оранжевую надел? Ты же из России!

Только в этот момент я понял, какую ошибку совершил. Но менять любимую рубашку, топая пешком на пятый этаж, времени не было. В Базель я поехал оранжевым, как самый настоящий болельщик сборной Голландии. Только фамилии Снейдера или ван Нистелроя на спине не хватало.

ШУТКА ПО-ГОЛЛАНДСКИ

В поезде вопросов, куда я еду, не задавали. Голландские болельщики, видя во мне соотечественника, подсаживались и на своем фламандском наречии предлагали что-нибудь выпить. Видимо, за победу «оранжевой» сборной. И очень удивлялись, когда я вежливо отказывался на английском, объясняя, что приехал из России.

В Базеле, если судить по рубашке, я попал в свою стихию. Оранжевое море волновалось и бушевало вокруг, выплевывая под ноги кучу пивных банок, бутылок, другого мусора. Сто двадцать тысяч (!) голландских фанатов, наводнивших скромный швейцарский городок, ели, пили, пели, дурачились… И даже играли в футбол.

Картина, представшая перед глазами на одной из небольших площадей города, была уморительной. «Футболисты», достав из закромов маленький детский мячик, что есть мочи лупили его к небесам. Но вскоре обнаружили более интересную цель – причем вполне конкретную. На балкончике готического здания позапрошлого века среди пятерых нетрезвых голландцев, так и норовящих свалиться на голову прохожим, нашелся один, который с радостью демонстрировал площади… Как бы это сказать поделикатнее? То, что обычно скрыто штанами. С седьмой или восьмой попытки на



филейной части шутника остался красный отпечаток мяча, и вся площадь взвыла от восторга так, словно Снейдер на стадионе «Санкт-Якоб Парк» только что положил гол-конфетку в ворота Акинфеева.

На подходе к стадиону мне казалось, что я уже понимаю наречие гостей из Голландии – ко мне десятки раз обратились с вопросами, советами, предложениями и просьбами. Я никому не отказывал. Просто потому, что еще не решался говорить по-фламандски.

А вот российские журналисты в пресс-центре встретили меня настороженно. Коллега Олег Сокол, последний раз видевший меня в Москве, принялся выискивать на рубашке эмблему голландской федерации футбола. Не нашел. Но спросил, сжав, как мне показалось, кулаки:

– Ты что, большой поклонник тотального футбола? Ты вообще за кого сюда переживать приехал?!

Наверное, он шутил. Но мое лицо в этот момент, наверное, не сильно отличалось цветом от цвета этой злосчастной рубашки.

ШУТКА ПО-РУССКИ

…Когда на 112-й минуте Аршавин совершил свой великолепный сольный проход и вложил мяч в ногу набежавшего Торбинского, я оказался единственным человеком в оранжевом, которого энергией неведомой силы подбросило в воздух от восторга. Приземлился я почему-то в двух метрах от своего рабочего места в ложе прессы – как раз рядом с монитором, который раз за разом показывал великолепную комбинацию россиян и безумные глаза Торбинского, едва не раздавленного партнерами.

Когда через четыре минуты Аршавин уже сам нашел лазейку между ног ван дер Сара, я был единственным человеком в оранжевом, в глазах которого стояли слезы счастья, а не отчаяния. И мне было совершенно наплевать на укоризненные взгляды голландских журналистов, увидевших во мне изменника своей «оранжевой» родины.

Это потом все узнали, что в раздевалке Хиддинк шутя кричал в телефонную трубку при каждом поздравительном звонке: «Мистер президент! Алло! Мистер Медведев! Это вы?». Это потом удалось выяснить, что Бородюк пообещал Зырянову подстричься в случае победы и торговался потом: до 12 миллиметров укорачивать свою прическу или все-таки до 10. Это чуть позже игроки расскажут про наказ Хиддинка: «Завтра вы свободны до восьми вечера. А сегодня идите в бар и напейтесь». А тогда в смешанной зоне мне больше всего запомнилась фраза Василия Березуцкого, который, увидев мою рубаху, совершенно оторопел.

– Что-то ты не по погоде, – задумчиво пробормотал армейский балагур. И, покачав головой, двинулся дальше.

ШУТКА ПО-АВСТРИЙСКИ

…Через два дня я вернулся в Вену. Марио только-только заступил на смену. Увидев меня, он подмигнул:

– Ха, друг, неужели ты все еще болеешь за голландцев? Они уже вылетели! Пора сменить рубашку!

С тех пор я ее больше не надевал.

Источник: www.sovsport.ru

Другие товары