Русские головные уборы: какими они были? Мужчины

Мужские головные уборы – интереснейший предмет исследования. Прежде всего, потому что в них тоже проявлялись все сословные различия – и это касалось всех времен и всех эпох.

Не будем останавливаться на шлемах воинов, а также на головных уборах священнослужителей. Начинать полагается с царских регалий, но в них как раз и вся закавыка.

Оказывается, на сей предмет идут ожесточенные споры. Вдаваться в них смысла нет, достаточно упомянуть известные регалии русских царей – шапку Мономаха и Казанскую шапку. Хранятся они в Оружейной палате Московского Кремля. А сетование на то, как тяжело быть правителем, пришло из пушкинского «Бориса Годунова» – «Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!». Это выражение, ставшее крылатым, используется уж слишком часто к месту и не очень.

Какие же головные уборы носили «обычные мужчины», знатные и простые, а также крепостные? То, что было на головах, несколько разнилось в зависимости от того, какого происхождения был хозяин шапки.

По Сеньке шлык, коли косенько сшит. Каков Пахом, такова и шапка на нем. По Сеньке шапка, по Еремке (по Фоме) и колпак.

В деревне мужчины носили валяные шапки-колпаки (суконные, войлочные). Считается, что этот головной убор близок к древним скифским и сарматским. Валяная шапка (она же валенка, яломок, чепепенник, грешневик или гречушник – потому что были похожи на пирог с гречневой кашей) – из войлока, полусферической, цилиндрической, конусообразной формы, с высоко загнутыми полями носилась во многих областях. Назывались только по-разному. Подобные шапки носились повсеместно – до западных границ и дальше.

Колпак (слово тюркское) – традиционный мужской конусообразный головной убор. Его шили из белого атласа, иногда с околышем, украшенным жемчугом, драгоценными камнями и меховой опушкой. Жемчугом и золотыми пуговицами окаймлялись и продольные разрезы на колпаке.

До нас «дошли» только поварские колпаки, а также «литературные воспоминания» о ночных колпаках и о шутовских колпаках. Слово осталось в поговорках, скороговорках и загадках.

Стоит Ермак, на нем колпак: ни шит, ни бран, ни поярковый (то есть не из шерсти ягненка) – это загадка о снеге на пне.

Шапка по отношению к снегу – не случайное слово. Облака на вершине, снег – это поэтическая шапка:

Снега как шапка на устьсысольце,

Леса – тулупы, предлесья – ноги,

Где пар медвежий да лосьи логи,

По шапке вьются пути-сузёмки,

По ним лишь душу нести в котомке

От мхов оленьих до кипарисов.

(Н. Клюев)

Колпаки были распространены и среди простого люда, и среди знати. Но богатые горожане одевались более затейливо. Дома на голове носили тафью – маленькую круглую шапочку, закрывающую макушку. Тафья – родом от татарских головных уборов, в летописях упоминается с 16 века. На тафью и надевался колпак.

Невысокий колпак с отворотами назывался мурмолка. «Шапки, которые мы называем шлыками, Москва называет ма рмурками, а так как московские бояре обыкновенно употребляют шапки из черной лисицы, поэтому и наши прозвали черных лисиц



мармурками
» – писал один из иностранных путешественников, посетивших Москву в самом начале 17 века.

Кабы знала я, кабы ведала,

Не смотрела бы из окошечка

Я на молодца разудалого,

Как он ехал по нашей улице,

Набекрень заломивши мурмолку,

Как лихого коня буланого,

Звонконогого, долгогривого,

Супротив окон на дыбы вздымал!

(А.К. Толстой)

Как известно, при входе в церковь полагалось шапки снимать, сложив все тафьи и колпаки перед входом. Отсюда дошедшее до нас выражение: успеть к шапочному разбору .

Четырехугольная шапка – распространенный мужской головной убор в допетровское время. Еще одна шапка – горлатная – занимала почетное место в гардеробе князей и бояр. Горлатные шапки – название идет оттого, что их шили из горлышек куницы, черно-бурой лисы или соболя. Шапка эта представляла собой высокий (в локоть), расширяющийся цилиндр, верх был из бархата или парчи. Колпак суживался кверху, горлатная шапка – расширялась. Надевали ее на тафью и колпак. А часто и не надевали, просто держали на сгибе левой руки.

Встречаясь на улице с близкими, люди могли обняться. Встречаясь просто со знакомыми – снимали шапки в знак приветствия. Отсюда, возможно, выражение «шапочное знакомство ». Возвращаясь домой, горожане вешали свои шапки на болванец – специальное и нарядно расписанное приспособление. «Болванец шапку бережет » – говаривали.

Простолюдины и крестьяне шили летние шапки и из холста – просто в виде полусферы. Зимой же носили овчинные шапки, малахаи или ушанки. Малахай (родом из калмыцких степей) – шапка на меху с длинными наушниками, закрывал от холода практически всю голову. Упоминается, например, в известной сказке Ершова:

А Иван наш, не снимая

Ни лаптей, ни малахая,

Отправляется на печь

И ведет оттуда речь .

Малахай – это еще и вид одежды. Ушанка – тоже родом из кочевых народов. Впоследствии разошлась по некоторым странам. Ушанка закрепилась прочно до нашего времени и в армии, и в милиции, и даже в представлении иностранцев о русских, гуляющих в обнимку с медведями по Красной площади и изредка улетающих в космос.

Другие названия шапок с наушниками – треух, долгуша, чебец. «Надел треух, так не будь вислоух !» – была такая назидательная пословица.

Что можно делать с шапкой? Шапку можно нахлобучить. Этот глагол с высокой степенью вероятности связан с другой шапкой, называемой клобук. Но клобук уже давно – головной убор священнослужителей. Шапку можно и ломать перед кем-то, то есть заискивать, усердно чинопочитать. А можно и не ломать шапку. Можно шапку также – долой, было бы перед кем. Шапку можно надеть набекрень (шапочка в две денежки – и та набекрень ), очень симпатично, только желательно, чтобы о том, что в голове (мозги), так не сказали. А то по случаю могут дать по шапке.

Наконец, шапками можно всех врагов закидать. Тут – уж как повезет.

Источник: shkolazhizni.ru

Другие товары