Костюм 19 века

костюм 19 века

Светские особенности тканей и расцветок в костюме 19 века

Иванова-Климанская С.В./Майра

Цвет и материал костюма могут рассказать о носителе многое, потому как в 19 веке искусство одеваться вышло на совершенно новый уровень. С 1820-х годов одежду начали моделировать для определенных целей: вечернее летнее платье, наряд для поездки в экипаже, платье для званого обеда ит.д. Сложилось максимальное разделение мужского и женского костюма, и если раньше платья обоих полов могли шиться из одной и той же ткани, то в 19 веке различие между мужскими и женскими материалами было очевидным. Мужские костюмы стали строже, сдержаннее, практичнее: бархат, шелк или парча допускались в наряд в минимальном количестве и в основном для торжественных случаев, например, в виде жилета, платка или отделки фрака. Женские наряды напротив, поражали воображение и восхищали исполнением. Вместе с этим, существовал ряд норм и правил в ношении костюма, от которых старались не отступать горожане.

Так, например, в черном визитном костюме и шляпке дама могла оказаться вечером в театре, но только в том случае, если ее место находилось в партере. В ложи надевали совсем другой костюм. Вот что сообщает об этом автор конца ХIX века: «Так как в ложах не надевают шляп, да и в концертном зале дама всегда будет иметь без нее лучший вид, то нам нечего распространяться здесь об этой принадлежности туалета. Если дама желает быть в концертном зале в шляпе, то она должна быть понарядней и дороже; перья на ней могут быть большей величины и в большем количестве, чем на шляпе для улицы; ее также можно украсить цветами, кружевами и проч.» Но вообще, барышня редко оказывалась где-то без шляпки, полагалось иметь к каждому случаю хотя бы по несколько головных уборов. Несоответствие аксессуаров поводу могло быть модной трагедией. Например, прогуляться пешком в шляпке, годной лишь для кареты, можно было с риском для репутации щеголихи.

Платья для прогулок:

Издания того времени рекомендовали незамужним девицам наряжаться проще замужних дам. Считалось, что скромность и простота наряда покажут владелицу с лучшей стороны, что сделает ее выгодной партией для мужа. Однако истинную модницу сложно было удержать в рамках простоты, если хватало средств выразить свой вкус и претензии к миру через ткань отменной выделки и оригинальную модную расцветку.

Перчатки составляли существенную часть гардероба, а их цвет зависел от костюма или ситуации.

Так, к трауру полагались только черные перчатки. Для визитов — в тон костюму. Белые перчатки носили лишь в особенных случаях (речь идет главным образом о лайковых перчатках) — таких, как свадьба, причастие, бал, большой вечер или посещение театра (белые перчатки в театре были обязательны для женщин, занимавших ложу). При других обстоятельствах цвет перчаток зависел от костюма у женщин и от ситуации (клуб, визит, охота, прогулка и т.д.) у мужчин. Охотничьи перчатки чаще всего выделывались из желтой кожи. В начале дня надевали более светлые перчатки, а темные — вечером и т.д. Исключение составляли митенки - перчатки без пальцев, которые могли быть из кружев или вязанные из шерсти. Их носили женщины дома или летом.

Чтобы не попасть в неловкую ситуацию, модники сверялись с рекомендациями газет и журналов. Например, прочитав в газете «Молва», что с утра для дам и мужчин необходимы перчатки цвета «мальтийского померанца», все обзаводились аксессуаром этого актуального цвета.

Поскольку мужские костюмы стали гораздо строже, сильной половине приходилось ухитряться соперничать в мелочах, таких как более актуальный оттенок сукна или узор жилета по последнему писку. Мода на жилетные узоры менялась невероятно часто. Вот, например, в 1826 году появился орнамент: «Иерусалимская мостовая — теперь самый модный узор для жилета: представьте себе ромбоиды разной величины и ржавого цвета по белому пике». Ромбовидным был и орнамент «вулкановы сети», названный по имени модного балета 20-х годов, отличавшийся лишь тем от «иерусалимской мостовой», что ромбы были сильно вытянутыми по вертикали или горизонтали и к тому же одинакового размера по всей поверхности ткани.

В середине XIX века жилет проникает в женский гардероб: «В настоящее время жилеты необходимы в женском туалете как и в мужском. Жилеты делают или одинакие с платьем или черные, белые, красные казимировые с золотыми пуговками; к зеленым платьям подойдет цвет pensée».

Мелочей в наряде быть почти не могло, модными журналами регламентировалось буквально все, вплоть до цвета перьев в прическе барышни. Так, например, в обычных случаях прически часто украшались цветными перьями, но черные перья полагались только для траура, а в полутрауре черное перо могло иметь белый кончик.

Платья для обедов/ужинов:

В XIX веке обязанности горничных исполняли молодые незамужние женщины. Их внешний облик и манера одеваться зависели от достатка хозяев, но обязательными были кружевная наколка и передник с нагрудником. Зимой они носили однотонные платья, а летом полосатые. В первой половине столетии горничными в русских домах были крепостные девушки, по воле хозяев носившие либо европейский костюм, либо традиционный русский сарафан. Платье европейского покроя считалось знаком особого расположения господ. Если девушка попадала в немилость, то внешним знаком хозяйского гнева служило переодевание в русское платье. Поскольку принимали в горничные только незамужних, то и прически они носили только девичьи — косу с лентой и обязательную наколку из белого полотна с прошивками или кружевами. Платье горничных вне зависимости от моды было обязательно закрытым, с длинными рукавами, с манжетами и воротничком. Такой покрой исключал украшения, даже скромные ожерелья или браслеты.

Горничная:

Особые случаи: траур и свадьба

Мужчины женились на молодых девушках, вели активный и не всегда здоровый образ жизни, часто умирали, потому вдовья судьба ждала многих женщин. Для внешнего вида в траур существовали специальные правила, которые регламентировали что, когда, куда и как носить, причем правила начала и конца столетия уже существенно изменились, как и сама мода. Требования ко внешнему виду во время траура в конце 18 - начале 19 века: «Вдовы три года носили траур: первый год только черную шерсть и креп, на второй год черный шелк и можно было кружева черные носить, а на третий год, в парадных случаях, можно было надевать серебряную сетку на платье, а не золотую. Эту носили по окончании трех лет, а черное платье вдовы не снимали, в особенности пожилые. Да и молодую бы не похвалили бы, если бы она поспешила снять траур. По отцу и матери носили траур два года: первый шерсть и креп, в большие праздники можно было надевать что-нибудь дикое, но не слишком светлое, а то как раз бывало оговорят: „Такая-то совсем приличий не соблюдает: в большом трауре, а какое светлое надела платье". Первые два года вдовы не пудрились и не румянились; на третий год можно было немного подрумяниться, но белиться и пудриться дозволялось только по окончании траура. Также и душиться было нельзя, разве только употребляли одеколон.

Когда свадьбы бывали в семьях, где глубокий траур, то черное платье на время снимали, а носили лиловое, что считалось трауром для невест. Не припомню теперь, кто именно из наших знакомых выходил замуж, будучи в трауре, так все приданое сделали лиловое разных материй, разумеется, и различных теней (фиолетово-дофиновое — так называли самое темно-лиловое, потому что французские дофины не носили в трауре черного, а фиолетовый цвет, лиловое, жирофле, сиреневое, гри-де-лень и тому подобное)».

Упомянутая мемуаристкой ткань «гри-де-лень» означает орнамент — серая материя в полоску. Обычно



орнамент на траурной одежде позволяли себе только для малого траура, или, как его часто называли в XIX веке, полутраура.

Платья для траура и полутраура:

В 1863 году журнал «Модный магазин» рекомендовал для полутраура, ткани в черно-белую клетку. Покрой траурного платья целиком зависел от моды. Неизменными оставались лишь цвета, тип ткани (шерсть или шелк) и правила пользования драгоценностями. В том же «Модном магазине» сообщалось: «Для верхней траурной одежды преимущественно носят ротонды. Нарядные траурные шляпки из черного крепа украшаются цветами из каменного угля (гагата). Вообще: черный, белый, серый и лиловый цвета так часто повторяются, что можно подумать, уж не в полутрауре ли большинство женщин. Для настоящего же траура употребляют английский альпага, бомбазин и мохер. Все эти материи более или менее из шелка с шерстью». Для траурной одежды была популярна шерстяная байка — мягкая ворсовая ткань из шерстяного или хлопчатобумажного волокна.

По одежде можно было определить степень родства с умершим и давно ли случилось это печальное происшествие; сословное положение человека — классная или бесклассная дворянка; размер шлейфа указывал на должность мужа и т.д. В богатых семьях траурную одежду надевали не только члены семьи умершего, но и слуги. В этом случае белые нашивки прикреплялись к камзолу или кафтану, приближавшимся по крою к костюму XVIII столетия, поэтому в определении сословного положения человека ошибки произойти не могло. Количество нашивок- плерез, их ширина определялись положением человека в обществе. Право на ношение плерез имели только дворяне — потомственные или личные. Женщины носили плерезы в зависимости от положения своего мужа на служебной лестнице.

Чрезвычайно любопытны сведения, которые появились в 1815 году о символике траурного цвета у различных народов: «По государю — фиолетовый — печаль и спокойствие могилы; по девицам — белый — непорочность; в Сирии, Армении — небесно-голубой — место, которое желают умершим; в Египте — желтый — конец, как трава увядшая. В Эфиопии — серый — земля, в которую возвращаются».

В России в качестве траурного был возможен белый цвет. Вот что пишет А.Ф.Тютчева: «Она [княгиня Екатерина Николаевна Мещерская] с большой заботливостью отнеслась к заказу моего платья для представления ко двору, вникая в мельчайшие подробности туалета, который вследствие наложенного в то время на двор траура должен был быть совершенно белый». Этот необычный костюм объясняется тем, что по существующим правилам дети носили полутраур, то есть сочетание черного и белого, а для детей моложе семи лет белая одежда тоже считалась полным трауром.

В народном костюме среди траурных присутствовал и синий цвет. Потому для повседневной одежды долгое время модницы в России этот цвет использовали редко.

Во время траура носили ткани без блеска. «Самыми подходящими материями считаются черные шерстяные ткани без лоска, например кашемир, креп, рипс, шевиот и тому подобные, которые отделываются английским крепом (редкая шелковая ткань, которая кладется под пресс, собирается в пересекающиеся складочки) или гладким траурным флером. Креп — знак глубокого траура, гладкий флер более подходит для времени перехода».

От женщины, особенно вдовы, требовалось строгое соблюдение внешних форм траура. Для мужчины было достаточно всего полугода глубокого траура, причем черный костюм надевали лишь на панихиду. Все остальное время вдовцы могли ограничиваться широким крепом на шляпе и узкой креповой повязкой на левом рукаве. Во время траура и для мужчин и для женщин были обязательны черные перчатки и черный зонт. Некоторые отделывали носовые платки черной каймой, так же как визитные карточки и писчую бумагу. Описанный выше срок ношения траура относится главным образом к концу XVIII — началу ХIX века. Во второй половине прошлого столетия правила на этот счет изменились. По родителям носили траур всего год: первые шесть месяцев — глубокий, три месяца — обыкновенный и три месяца полутраур. Черные галстуки были принадлежностью военной формы, но их носили штатские во время траура или молодые романтически настроенные щеголи, подчеркивая тем самым меланхолическое состояние духа. Со времен Великой французской революции черный галстук никогда не выходил из моды у определенных социальных слоев. Существовал и меланхолический галстук, бант которого помещался строго посредине горла, но имел лишь одну петлю слева, а второй конец справа был плоским.

Неприлично являться на бал, нося глубокий траур, но допускается бывать в обществе, нося траур после кузины, в половине траура после дяди и в конце более глубокого траура. Вот почему так осуждали Скарлетт, явившуюся потанцевать в трауре. Снять траур для того, чтобы явиться на бал, и на другой день снова облечься в траур было бы крайне предосудительным.

Траурный веер конца века:

Не меньше правил приходилось соблюдать и при выборе свадебного наряда. «Прибавим также, что вдова, выходящая замуж, как бы молода она ни была, должна носить то, что предписывает обычай; если же она не молода, то ей лучше не одеваться в белое. Особенно хорошо для этого случая совершенно гладкое платье с длинным шлейфом, сшитое из черного шелкового бархата. Вместо фаты вдовы часто одевают косынки из дорогих кружев, которые образуют на голове род чепчика и свободно спадают до талии». Венчавшаяся вторым браком после развода одевалась как вдова, и над венчающимися не держали венцов. Обращалось внимание на наряды невесты после помолвки, но до венчания: «Для визитов невесты существуют совсем другие требования. В последнем случае одевается уже не молодая девушка; она как самостоятельная дама вправе надеть тяжелый шуршащий шелк». Для костюмов ближайшего окружения жениха и невесты тоже существовали определенные правила: «Очень красиво, когда дружки одеты одинаково — указывает на одинаковое отношение к невесте» - рекомендации 1891 года, но они были актуальны и на пару десятков раньше.

Подружки невесты в одинаковых платьях:

В крайнем случае «свите» молодых предлагалось иметь одинаковые бутоньерки или какую-нибудь другую деталь, которые указывали бы на знакомство с правилами хорошего тона. Венчальное платье невесты обязательно имело рукава — находиться в церкви с обнаженными руками и декольте было нельзя. Не позволялось и употреблять духи. Нарушение этих правил не только осуждалось — мог не состояться обряд венчания.

Если свадебный обряд совершался утром, то платье невесты должно было быть закрытым и с длинными рукавами. Такие платья называли в то время высокими: «. а приглашенным следует присутствовать на свадьбе в высоких платьях и шляпах». Платье для свадебного бала могло быть открытым, как обычное бальное платье.

В 30-х годах в наряд невесты добавился флердоранж – венок из цветков апельсина. Цветы могли быть натуральными или искусственными, если молодые венчались в холодный сезон. Почему именно флердоранж? Ослепительно-белые цветы не имеют яркого аромата, который не уместен во время церемонии.

Вполне были возможны отступления от общих правил, связанные с личными вкусами венчающихся. В этом смысле интересно описание свадебного обряда во время венчания А.Блока: «Невеста венчалась не в традиционных шелках, что не шло к деревенской обстановке: на ней было белоснежное батистовое платье, нарядное и с очень длинным шлейфом, померанцевые цветы, фата. » Во второй половине века в качестве свадебных платьев снова нередко надевают просто самое нарядное платье, особенно часто встречаются цветные платья в Америке времен после гражданской войны.

Цветные свадебные платья:

При погдотовке материала использовались источники:

"Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры" Елена Лаврентьева

"Сценический костюм и театральная публика в России XIX века" Р.М. Кирсанова

Правила светской жизни и этикета. Хороший тон. Сборник советов и наставлений.

Музей Метрополитен metmuseum.org

Источник: mayras.livejournal.com

Другие товары