Русский народный костюм мужской

русский народный костюм мужской

Русский народный костюм

Великий Новгород

2000 г.

П Л А Н :

1. Общие характерные особенности народного костюма. 3

2. Мужской костюм ……………………………………………. 4

3. Женский костюм …………………………………………….   6

4. Заключение ………………………………………………..…16

1. Общие характерные особенности народного костюма.

История русского костюма насчитывает многие столетия. Точно также многие века практически неизменными оставались природные условия, в которых жило крестьянство, характер и условия крестьянского труда, продиктованные природной средой, обряды, верования, весь народный быт. В результате народный костюм оказался в максимальной степени приспособленным к жизни народа и были выработаны приемы его изготовления.

Одна из характерных черт, свойственных всему народному костюму – его функциональность. Он не сковывает движений, легкий, не жаркий, и в то же время достаточно теплый и укрывает от непогоды. Для разных обстоятельств жизни в различных условиях были выработаны и разные виды одежды: от легкой поддёвки или казакина до закрывающих все тело от макушки до пят армяка и тулупа. Крестьянская работа с её интенсивными размашистыми движениями требовала свободной одежды. В жаркие дни страды крестьянка могла выйти в поле в одной легкой рубахе, лишь подпоясавшись, либо заткнуть полы понёвы за кушак, практически оставшись в одной понёве. Функциональными требованиями было продиктовано и отсутствие пуговиц на рабочей одежде с её широким запахом: любой член семьи, независимо от телосложения, мог надеть зипун или полузипунник на рубаху, либо на овчинный полушубок, не переставляя пуговиц, а лишь подпоясавшись кушаком, а широкая пазуха служила объемистым карманом.

Другая характерная черта народного костюма – его ясно выраженная конструктивность. Рациональная конструкция рубахи, сарафана, зипуна, понёвы, армяка почти не требовала употребления ножниц, а отходы ткани ручной выделки были минимальными, небольшое количество прямых швов и кромок, тем более, что подрубить толстую армячину, сукно для понёвы и даже холст непросто.

В тоже время, при всей простоте, это была очень яркая, декоративная одежда, украшавшая человека.   Декоративность достигалась путем комбинирования праздничной одежды из тканей разного цвета и качества, что давало экономию дорогостоящих тканей и за счет сравнительно простых средств декорирования путем нашивки лент мелкой аппликации из ромбов и квадратов, вставок из простого крестьянского кружева, вышивки простым швом с геометрическим орнаментом. Непревзойденная декоративность народного костюма – его типичнейшая черта. Но декорация имела и функциональное значение, будучи в значительной мере связанной с верованиями народа. На нижней одежде, непосредственно надевавшейся на тело, орнамент располагался на наиболее важных местах и выполнял роль оберега от нечистой силы, которая не могла миновать магические узоры на вороте, пазухе, обшлагах рукавов и подоле. На праздничной одежде орнамент в виде вышивки, нашитых лент, мелкой аппликации располагался по плечевым швам, швам подоплеки и т.п. отмечая таким образом конструктивные и функциональные элементы. Орнамент употреблялся только мелкий, геометрический, реже растительный.

Нередко возникает вопрос о цветовой гамме народного костюма. Существует мнение о не случайности расположения цветов на костюме в связи с цветовой символикой, например, о том, что нижняя земная часть костюма (например женские понёвы) намеренно была темной (черные, синие понёвы), а верхняя, связанная с небом, с солнцем – белая и красная. Ткани окрашивались только растительными красками и преобладание красного цвета связано с тем, что дававшая красную краску марена   в качестве сорняка росла почти в каждом огороде, тогда как растительных зеленых красителей природа почти не знает: растения, дававшие зеленую краску росли в Китае, поэтому лишь привозные с Востока шелка были зелеными, в ограниченном количестве попадая в народный быт.

Отметим еще один признак народного костюма – его комплексность. Состав народного костюма был совершенно определенным и четко привязывался к тому или иному региону. По некоторым причинам это в основном относится к женскому костюму.

2. Мужской костюм.

Наименьшие затруднения при изучении представляет мужской костюм, который в большей или меньшей степени был однотипным по покрою во всех великорусских областях. Это было связано с положением мужчины в обществе. Он был и в экономическом и в юридическом отношении более самостоятельной и мобильной фигурой, нежели женщина. В виду нехватки хлеба, крестьянин в свободное от полевых работ время должен был отправляться на заработки, иногда довольно далеко и надолго. При этом он тесно общался с обитателями других губерний и с горожанами, становился более терпимым к чужим традициям, приобрел более широкий взгляд. К тому же мужской костюм был более функционирован, его покрой диктовался условиями тяжелой физической работы под открытым небом, а она была в разных местах одинаковой. Отсюда вытекает сравнительное единообразие состава и покроя мужской одежды. Различной оказывается орнаментация, а также терминология, которая вообще более устойчива, нежели покрой.

Основу мужского костюма составляли порты и рубаха. Порты шились из двух кусков домотканного холста или сукна, вместо соединения которых вставлялась ширинка – ромбический кусок такой же ткани и собирались в талии на гашнике. Никаких ограничений в цветовой гамме, видимо, не существовало: шились порты из нетбеленной домотканины, из домашней крашенины, из пестряди, а праздничные порты могли шиться из покупных тканей лучшего качества, или из той же домотканины, но украшенной вертикальными полосами. Праздничный костюм дополнялся появившимися позже штатами, которые отличались от портов отсутствием ширинки, более широкими штанинами во внутренние швы которых вставлялись полосы ткани и поясом вместо галиника, застегивавшиеся на пуговицы, а также вшивавшимися по бокам карманами. При штанах порты стали исполнять роль исподнего белья.

Мужская рубаха в разных областях России различалась по покрою незначительно. Это туникообразная одежда, т.е. в её основе лежит перегнутое на плечах полотнище с вырезом для шеи и прямым разрезом слева, застегивающимся на пуговицу налево.   Это так называемая косоворотка. Поскольку домотканный холст был узким, с боков в стан рубахи вшивались два куска холста – «бочки». Они бывали прямые, либо косые и в некоторых местностях для расширения подола вставлялись клинья между прямыми или сужающимися к низу рукавами без манжет и «бочками» под мышками вставлялись ромбические куски ткани – ластавицы. Зачастую ластавицы делались из кумача, китайки, пестряди. Их назначение двойственное: рубаха становилась просторнее и при резких и щироких взмахах рук рубашка не рвалась под мышками, а сопревшие при работе ластовицы отпарывались и вставлялись новые. Сама же рубаха могла служить дольше. На плечах и в верхней части спины изнутри подшивалась подплека, также предохранявшая рубаху от испревания, делавшая ее более долговечной.

Неширокие полосы орнамента – чаще всего вышивки красной нитью – располагались по подолу. Кроме того на праздничных рубахах орнамент мог располагаться по швам подоплеки на груди, плечах, спине, яркие кумачные листовицы также вносили свою долю в орнаментацию рубахи. Орнаментированная мужская рубаха могла быть не только с вышивкой, но и затканной с узкими лентами с геометрическими узорами, тесьмой, галунами, вышивкой бисером и блестками.

Рубаха носилась на выпуск, подпоясанная шнуром с кистями, завязанными сбоку, либо покромкой, тканым длинным поясом, в несколько раз обернутым вокруг талии; концы пояса с обоих боков затыкались под пояс и свешивались вниз.

Основным традиционным видом верхней мужской одежды был кафтан, а также его разновидности, либо производные от него: полукафтанье, поддёвка, казакин, зипун. Кафтан представлял собой приталенную одежду до колен, с выкройными рукавами, небольшим стоячим или отложным воротником, с запахом на правую сторону на крючках или пуговицах. Он мог быть с цельной спиной, со сборами на боковых швах. Подкладка могла отсутствовать. С боков прорезывались вертикальные карманы. Обычно это была праздничная одежда из домотканного или покупного синего, коричневого, черного сукна либо из плиса. Полукафтанье – укороченный кафтан выше колен, как и казакин, примерно того же покроя.

В широком употреблении была сибирка, напоминавшая городской сюртук и, возможно, появившаяся под его влиянием. Это была длиннополая, обычно синего цвета двубортная одежда на пуговицах, отрезная по талии, с широким отложным воротником и лацканами.

Самой распространенной верхней мужской одеждой был полушубок. Следует иметь в виду, что нынешний покрой полушубка отличается от старого. Это была одежда из дубленой овчины, белой или окрашенной в красно-коричневый или черный цвет, либо покрытая сукном. Длина полушубка - до колен или выше, спинка выкройная, сзади ниже талии сборки, запах налево, на крючках. У крытых полушубков часто была меховая отделка по полам, борту, на груди, по обшлагам и карманам. Карманы были косые прорезные, воротник низкий стоячий. Полушубок наопашь, или одетый в один рукав иногда носили и летом, надевая поверх рубахи или жилета, а также в доме.

Поверх кафтана, зипуна, полушубка и других видов верхней одежды в холодное время года, особенно в ненастье и в дорогу, надевалась халатообразная одежда, в разных местностях именовавшаяся армяком, чапаном, азямом, балахоном или просто халатом. Она была длиной значительно ниже колена, с глубоким запахом налево, без застежек расширяющаяся книзу, с широким рукавом, с большим шалевым, простроченным для жесткости воротником, без подкладки, и надевалась с кушаком. Такая одежда шилась из домотканого сукна, чаще коричневого цвета, либо из поскони. Тулуп, имевший аналогичный покрой, шился из дубленой овчины и также надевался поверх другой верхней одежды.

Довольно разнообразны были мужские головные уборы. Основным типом головного убора была валяная из овечьей шерсти шляпа, имевшая около десятка разновидностей, в основном различавшихся высотой и формой тульи. Это был головной убор с узкими полями, с тульей низкой или высокой, в форме усеченного конуса, цилиндра, либо с перехватом посередине. Разнообразны были и названия таких шляп: шпилек, грешневик и т.д. Во второй половине XIX в. из города пришел в деревню картуз со сравнительно высоким околышем и кожаным лакированным, круто опускавшимся на лоб небольшим козырьком. Картузы носила молодежь, а также зажиточная, преимущественно торговая часть деревни, а степенные крестьяне оставались верны дедовской шляпе. Зимой носили меховой треух, мехом внутрь, с небольшим меховым стоячим козырем спереди и широким меховым же козырем сзади и с боков, в ненастье отворачивавшимся.

Наиболее распространенной обувью были лапти, имевшие несколько разновидностей, включая орнаментально плетеный праздничный лапоть. Лапти надевались зимой и летом, с холстинами или суконными белыми онучами, которыми обматывалась голень ноги. Закреплялись они на ноге лыковыми сборами -веревками, крепившимися к заднику лаптя и накрест обматывавшими голень поверх онучей. Более зажиточные крестьяне зимой ходили в валенках, а также грубых, смазанных дегтем кожаных сапогах, с довольно широкими, в складку, голенищами почти до колен. Богачи, а также щеголеватая молодежь старались заиметь сапоги с жесткими голенищами в форме бутылок, лучше всего лакированными. В начале XX в. молодежь с пиджаком, жилетом, картузом также носила сапоги с мягкими голенищами в гармошку.

3. Женский костюм.

Значительно разнообразнее и сложнее мужского женский костюм, часто различавшийся по расцветке и орнаментации не только по губерниям или уездам, но и по отдельным волостям и даже селам. Столь же сложна и терминология женского костюма: однотипные вещи в разных местностях могли называться по-разному, и в то же время в разных губерниях одно и то же название прилагалось к различным видам одежды.

Эта дробность женского костюма связана с особенностями положения женщины в обществе и семье. Во-первых, женщина не была самостоятельна юридически: получить паспорт на отлучку с места жительства она могла только с разрешения отца или мужа. Во-вторых, она была постоянно привязана к хозяйству и семье, так как после окончания полевых работ на ней оставалось лежать все домашнее    хозяйство, а также необходимость за зиму обеспечить семью домоткаными тканями, одеждой. Поэтому женщина редко отлучалась далеко и надолго от своего селения, мало была знакома с чужими обычаями и обиходом, обладала более узким кругозором, была более консервативна, нежели мужчина, и в полной мере оказывалась хранительницей традиций, в том числе и в сфере костюма.

Кроме четкой локальности женского костюма, его привязки к определенным регионам, а также определённым возрастным группам, следует иметь в виду его комплексность. Использовался не просто костюм, а костюмные комплексы, все детали которых были нерасторжимы.

Специалисты различают   сарафанный комплекс, панёвный    комплекс, комплекс с андараком, комплекс с кубельком, а также более позднее и повсеместное явление, возникшее под влиянием города - так называемую   парочку, юбку с жакетом.

В основе всех женских костюмных комплексов лежит рубаха. Она служила повседневной одеждой, дополняясь сарафаном, панёвой, андараком, кубельком, нагрудной, плечевой одеждой. Рубаха состоит из стана и рукавов, деталей нередко разных по качеству, цвету ткани и отделке. Стан делался из отбеленного домотканого холста, рукава также были холстинные белые, либо пестрядинные, кумачные, затканные красной нитью и так далее.

Наиболее архаичным типом женской рубахи является рубаха туникообразная, в виде длинного холста, перегнутого на плечах, с вырезным воротом и вшитыми, как у мужской рубахи, бочками и рукавами; нередко туникообразная рубаха имела и ластовицы. Таким образом, она отличалась от мужской рубахи только длиной до пят и отсутствием подоплеки. В позднее время это была преимущественно старушечья обрядовая, смертная рубаха.

Большую группу женских рубах составляют рубахи с поликами - вставками ткани на плечах, между воротом и рукавами. Различаются рубахи с косыми рукавами, имеющими форму ромба, с прямыми поликами, пришитыми по основе, то есть продольным нитям холста, и с прямыми поликами, пришитыми по утку, поперечным нитям холста. Полики нередко делались из затканки — специально тканой материи. Имеется также группа бесполиковых рубах: рубаха с воротушкой, то есть с круглой вставкой у ворота, рубаха с рукавами, пришитыми к вороту и присборенными вокруг него, и рубаха на кокетке - явление более позднее, пришедшее из города. Женские рубахи были с прямым разрезом на груди, без воротника либо с низким воротничком-стойкой, а как более поздний и редкий вариант, преимущественно свойственный рубахе на кокетке - с отложкым узким воротничком с закругленными уголками; такая рубаха иногда имеет и манжеты. Расположение орнамента такое же, как и на мужской рубахе: по подолу, на концах рукавов, по вороту и разрезу, а на рубахах с ноликами - и по поликам. Иногда и сами рукава были целиком орнаментированными. В некоторых областях, например, в Орловской, Смоленской, рукав заканчивался манжетой в сборку. В Тамбовской губернии на запястье поверх рукава рубахи надевалась узкая тканая полоска в виде браслета, так что образовывался как бы сборчатый манжет. В Рязанской губернии на праздничных рубахах были узкие и длинные рукава с прорезями, в которые продевались руки; такие рукава завязывались на спине. Украшались женские рубахи вышивкой, а также затканкой, то есть узкими вытканными и нашитыми на рубаху полосками, мелкой аппликацией из кумача, ситца, китайки в виде геометрического орнамента, дополнявшейся вышивкой. В Рязанской губернии употреблялись так называемые пожнивные рубахи с вышивкой, которые во время жатвы носились без другой одежды. В Калужской губернии, где употреблялась панёва, женские рубахи вышивались по подолу только спереди, там, где они были видны в прорезь панёвы, а девичьи - вокруг всего подола, поскольку девушки носили сарафан.

Древнейшим видом женской одежды является панёва, носившаяся в комплексе с кичкой и особой нагрудной и плечевой одеждой. Это одежда преимущественно замужних женщин, надевавшаяся на девушек лишь по достижении ими половой зрелости, а иногда и во время свадебного обряда. В древности ареал распространения панёвы был значительно шире, постепенно сужаясь и заменяясь сарафанным комплексом, так что в некоторых губерниях панёва соседствовала с сарафаном, чаще всего как с девичьей и старушечьей одеждой. В середине XIX в. панёва была еще известна в южных уездах Московской и северных уездах Калужской и Рязанской губерний, а в конце века она там уже исчезла и сменилась сарафаном; в XVIII в. ее носили еще севернее - в Меленковском, Судогском, Муромском уездах Владимирской губернии. В XIX в. панёва была распространена только в южнорусских и прилегающих к ним восточных и западных губерниях: Орловской, Курской. Тамбовской, Воронежской, Белгородской, Пензенской, Калужской, Рязанской, Смоленской. Аналоги панёве имеются на Украине, в Белоруссии, Литве; так, украинская плахта есть собственно распашная панёва.

Пакева представляет собой поясную одежду из трех и более частично сшитых кусков ткани, специально изготовленных на ткацком стане из шерсти. Типология панёвы чрезвычайно дробная. Различается она по покрою и расцветке. По покрою различаются панёвы распашная, открытая спереди или сбоку,



и с прошвой, глухая. Оба типа присутствуют по всем областям южной России. В Смоленской области среди распашных панёв различаются растополка. у которой одно полотнище располагается спереди и два сзади, так что открытыми оказываются оба бока, и разнополка, состоящая из трех полотнищ разной длины, из которых короткое располагается справа, а треть первого и третьего полотнищ отворачивали и перекидывали через пояс. В Орловской, Курской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Калужской, Рязанской губерниях панёва открыта спереди; носили ее также обычно "с подтыком", отворачивая и затыкая за пояс углы. Вариантом является панёва-плахта, бытовавшая в Севском и Трубчевском уездах Орловской губернии, состоявшая из двух сшитых наполовину полотнищ и носившаяся разрезом спереди. В Рязанской, Орловской губерниях бытовала также гофрированная панёва.

Панёва с прошвой, видимо, более позднее явление. Известно, что крестьянки, отправляясь в город, распускали распашную панёву, так как ходить в городе в подоткнутой панёве считалось зазорным. Вероятно, из этих соображений в панёву вшивалось четвертое узкое полотнище, прошва, причем иногда её вшивали временно, на живую нитку. Прошва располагалась спереди или сбоку. При этом даже в тех случаях, когда прошва вшивалась сразу и наглухо, одновременно с шитьем всей панёвы, она делалась из иной, нежели основные полотнища, ткани; четко выделяясь именно как прошва, и по швам нередко отмечалась полосками кумача, позументами.

Значительно обширнее количество вариантов панёвы по расцветке, орнаментации и украшению; здесь нередко в отдельных селах или группах сел были свои варианты. При этом в связи с перемешиванием населения в процессе колонизации южных земель и другими историческими процессами четкое распределение цвета и орнамента по регионам провести трудно. Основной тип - синяя клетчатая панёва, распашная или глухая, преобладал в бассейне Оки, в Рязанской, Курской, Пензенской, Тамбовской. Орловской, Воронежской губерниях. В некоторых местностях Рязанской, Воронежской, Калужской губерний бытовала черная клетчатая панёва. В Мещерском районе, на севере Рязанской и в части Тамбовской губерний употреблялась синяя гладкая и красная полосатая панева; красная панёва известна также в Тульской и Воронежской губерниях, то есть в бассейне Дона, а также в некоторых местностях Смоленской, Орловской к Рязанской губерний. В Воронежской губернии известны сплошь расшитые белой шерстью темно-синие или черные клетчатые панёвы, в Калужской, Рязанской губерниях - украшенные ткаными узорами, иногда очень сложными. Обычно паневы имели богато украшенные кумачевыми лентами, зубчиками, ромбами, галунными нашивками подолы, кромки вдоль разрезов, а также швы прошв. В Рязанской губернии молодухи носили праздничные панёвы с хвостами из лент длиной до 20 см, в Тульской губернии сзади и на бедрах нашивали квадраты из бумажных тканей с тремя    бубенчиками. Употреблялись бубенчики на праздничных панёвах и в Калужской губернии.

Глухая панёва естественным образом должна была эволюционировать в юбку. Юбка, чаще известная под названием андарака, преобладала у однодворцев, потомков военно-служилого населения южнорусских и юго-западных областей, стоявших в социальном отношении несколько выше крестьянства, и в быту тяготевших к более высоким социальным слоям; лишь во второй половине XIX в. однодворцы слились со всем крестьянством. Андарак представлял собой шерстяную, обычно полосатую (в Рязанской, Смоленской губерниях) юбку с красными; синими, зелеными полосками. В Орловской, Курской, Пензенской, Воронежской, Тамбовской губерниях, особенно в двух последних, у однодворцев бытовали одноцветные синие или темно-бордовые юбки наряду с полосатыми, причем иногда их носили параллельно с панёвами, а в некоторых сёлах, например, в Воронежской губернии, юбки подтыкали за пояс, как панёвы.

Южно-великорусский комплекс одежды с панёвой, андараком или юбкой включает в себя ряд разновидностей нагрудной и плечевой одежды. Так, в Смоленской и Брянской губерниях, соседствовавших с Белоруссией, где также бытовал андарак, он употреблялся со шнуровкой - затягивавшейся на груди на шнурках безрукавкой типа корсажа, бархатной или шерстяной, красной или синей, вышитой золотой нитью. В Смоленской губернии носились также стеганая душегрея без рукавов, до талии или чуть ниже и носовка. Это была надевавшаяся поверх рубахи через голову белая одежда, в старину без рукавов, позже с рукавами, с ластовицами; по швам она укреплялась тесьмой, прошвами, мережкой, по подолу вышивкой, новый фасон такой одежды, отрезной по талии, с богато орнаментированным    ткачеством и вышивкой низом, назывался занавеской. Занавеска, носившая также названия запон, нагрудник, передник, употреблялась и в Рязанской, Тульской, Калужской губерниях, надеваясь поверх рубахи и понёвы или сарафана. Это была белая, крашенинная, пестрядинная, кумачная или из набойного ситца туникообразная одежда с рукавами и ластовицами, имевшая сзади прямоугольный вырез до лопаток. По подолу и кромкам рукавов она украшалась затканкой, вышивкой, полосками кумача, китайки, кружевными прошвами. С конца XIX в. занавеска шилась здесь без рукавов, с грудкой и на лямках, носилась с косоклинным сарафаном из домотканого полосатого или клетчатого холста, с многоцветным ткачеством по подолу в форме шестиугольников. Надевалась она через голову. В этих же губерниях бытовал костолан или сукня, длиной до колен или чуть ниже, надевавшийся поверх рубахи и понёвы. Эта одежда туникообразная, прямая, с рукавами до локтя или длиннее. Костолан играл роль верхнего платья и без него на улицу не выходили. Украшался он от подола до талии как понёва. Употреблялись здесь также навершники прямые и распашные, без клиньев и косоклинные, длиной 40 - 80 см, с короткими или длинными рукавами, либо без них с прорезями для рук. Навершники очень богато украшались и носились поверх другой одежды.

Термины "запон", "занавеска" бытовали и в Орловской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Курской губерниях. Эта одежда с рукавами или без них, с отрезной грудкой и с прямоугольным вырезом сзади до лопаток. В южных губерниях употреблялись также нагрудник длиной 80 см, прямой с длинными рукавами с ластовицами, с разрезом на груди; шушун длиной 50 см, прямого покроя, без рукавов, а также шушпан, прямого же покроя, но длиной до колен с рукавами. Поверх другой одежды здесь также носили сукман ниже колен, распашной с длинными рукавами. В употреблении были и суконные черные или темно-синие распашные короткие приталенные безрукавки. Наконец, широко использовался передник с завязками на поясе или под мышками.

Понёвный комплекс дополнялся головным убором, преимущественно типа кички, с животными формами. Однако незамужние девушки, как и повсюду в России, носили открытый головной убор - повязку в виде более или менее широкой ленты, иногда с твердым околышем, дополнявшуюся хвостом из лент. Повязка могла украшаться бисерной бахромой, напоминающей северную ряску. В Южном, Юго-Западном и Юго-восточном регионах употреблялся и кокошник - головной убор замужних женщин. В Смоленской губернии это был высокий лопатообразный кокошник, парчовый или бархатный, украшенный золотым шитьем и бисерной или жемчужной поднизью, либо невысокий кокошник в форме шапочки, покрытый кисеей, полотенцем, с красной затканкой на концах или платком. В Рязанской, Тульской, Калужской губерниях он имел высокое очелье и круглое донышко из красного бархата или шерстяной фабричной ткани; очелье и донышко расшивали золотом, отделывали позументами, позатылье украшали лентами и бисером, с боков свешивались бисерные подвески. Постепенно кокошник как более архаичный головной убор сменялся кичкой с сорокой и вообще принадлежал достаточно зажиточным женщинам. Недаром в Орловской, Курской, Воронежской, Тамбовской губерниях он употреблялся главным образом однодворками, причем надевался после венчания, в праздники и преимущественно до рождения первого ребенка. Бытовал здесь кокошник трех типов: курский двухгребенчатый, или седлообразный "шеломок", кокошник с высоким твердым очельем, мягко снижавшийся к затылку и напоминавший шапочку, и высокий твердый цилиндрический кокошник с высоким прямоугольным гребнем на затылке. Кокошники украшались золотым галуном,

расшивались блестками и бисером. При надевании кокошник слегка сдвигался на лоб, а затылок закрывался позатыльником из холста с надставкой из малинового бархата, закрепленным с помощью тесемок. Иногда поверх кокошника повязывали красную ленту, шелковый платок в виде полосы с угла на угол. завязываемый концами спереди или на макушке.

Повсеместно в южно-великорусских губерниях были распространены кичкообразные головные уборы, наиболее характерные для понёвного комплекса. В ряде мест термин "кичка" относился ко всему головному убору, иногда чрезвычайно сложному по конструкции, состоявшему более чем из десятка деталей. В этом случае одну из основных деталей, собственно кичку в классическом смысле этого слова, представляющую собой твердое возвышение надо лбом, своего рода околыш в сочетании с волосником, плотно облегавшим голову, называли повойником. Твердый околыш различной формы - треугольной, округлой, лопатообразной, с двумя рожками, делался из простеганного или проклеенного холста, луба, бересты. На повойник, или собственно кичку, надевался позатыльник. а затем сверху - сорока. Позатыльник - прямоугольная полоса ткани, часто бархата, украшенная шитьем и бисером, повязывалась на темени с помощью тесёмок и закрывала волосы сзади. Сорока - это особо выкроенный и сшитый кусок ткани - красного сатина, атласа. штофа, - с вышитым золотой нитью или сделанным из широкого галуна очельем. Часто встречаются сороки, у которых очелье и боковые крылья скреплены вместе и образуют нечто вроде шапочки; их делали из цветного плиса и украшали галуном, либо же целиком шили из широкого галуна, украшая по бокам большими цветными шелковыми помпонами-махрами, как например в Орловской и Курской губерниях. Иногда позатыльник просто пришивали к сороке. Кое-где в Воронежской и Тамбовской губерниях поверх кичек надевали украшенный лентами, позументами, бисером лоскут ткани, ниспадавший до пояса. Местами в Тамбовской губернии бытовала рогатая кичка с очень высокими рогами. Разновидностью кичкообразного головного убора была кищонка, надевавшаяся поверх собственно кички и представлявшая собой налобник, украшенный лентами, бисером, позументами, иногда с розетками из лент на висках.

В Рязанской, Тульской, Калужской губерниях в качестве остова для сороки чаще всего употреблялась рогатая кичка в форме острых рогов, скатанных из пеньки и простеганных нитками; бытовали также тупорогая. "комолая", лопатообразная и копытообразная кички из луба, обшитого холстом. Сзади к ней привешивали повойник со вздержкой на шнуре. Поверх кички могли надевать связку в виде полосы холста с вышитыми квадратами на концах; ее надевали на лоб, а концы завязывали сзади под позатыльем. Перед сороки обычно вышивался. Сороки пожилых женщин и вдов были белыми, молодые женщины шили будничную сороку из красной крашенины, праздничную из кумача или малинового штофа на подкладке из белого холста, пестряди, набойки.

Сороки представляли сложный убор из восьми, одиннадцати, даже четырнадцати элементов, имевших собственные завязки. Кичка-чепчик с твердым очельем надевалась на голову и привязывалась тесёмками. К ней плотно привязывался позатыльник с бисерным или серебряным шитьем. Затем на кичку надевали сороку и также привязывали её тесёмками. Потом надевалась поднизь - налобное украшение в виде сетки из мелкого цветного бисера, за ней - опушка задняя и опушка передняя из собранных веерообразно разноцветных шелковых лент, обшитых позументом; при помощи завязок опушки укреплялись под поднизью на сороку. Под поднизь надевался также налобник с косицами в виде черных перышек селезня на полосе позумента, закрепленных розетками из разноцветных шелковых лент и пуговиц. Над косицами надевалось чело - красная шелковая лента на тесёмке, концы которой свешивались над висками. Под позатыльником повязывались две длинные шелковые ленты на тесемке - отвес. Над отвесом прикреплялся "арепей" - розетка из одной широкой и двух узких лент с пуговицей в центре; он закрывал сороку в том месте, где сходились завязки и тесёмки, на которых держались другие части головного убора. Все это богато украшалось бисером, стеклярусом, вышивкой золотой и серебряной нитью.

Могли быть и другие детали, варианты форм и названий. Например, в Смоленской губернии носили высокие и рогатые стеганые кички, под которые надевался жгут из пакли. Поверх кички надевали сороку, налобник, позатыльник, махры, подкосник, вислючки, а сверх всего этого еще и наметку. Она имела вид длинного полотенца из тонкого белого домашнего холста, сложенного в полосу, которым трижды оборачивали кичку; концы наметки с цветной бахромой закалывали по бокам или завязывали сзади и распускали. На концах наметки вышивали гладью геометрический или стилизованный растительный орнамент, нашивали полоски кумача, ленты, тонкие кружева. Девушки также носили наметки, но покороче или без кички, так что макушка головы оставалась открытой. В конце XIX века в Смоленской губернии бытовал также сборник в виде надрезанного с одной стороны куска ткани, закладывавшегося на голове в складки. Употреблялся здесь также "подубрусник", стеганый из холста или бархатный, в виде шитого золотом повойника с твердым околышем из дощечки; на холщовый подубрусник надевали сложенный на угол платок с завязанными сзади "по-бабьему" концами.

По всем южно-великорусским губерниям, особенно в XX в. широко употребляли платки - фабричной или домашней работы, набивные, часто обшитые бахромой, кумачом, бисером, стеклярусом. Девушки завязывали платок под подбородком, либо, сложив его в широкую полосу, сзади под косой, а замужние женщины — сзади на затылке,

Верхняя женская одежда южно-великорусских губерний в основном была такой же, как и мужская; разница в размерах и наличии украшений. Так, женские зипуны часто украшались плисом, на полушубках выкладывали орнамент из кусочков кожи и разноцветной тесьмы по подолу и правой поле. Однако встречались и чисто женские виды верхней одежды. В Воронежской и Курской губерниях была распространена корсетка из домотканого коричневого сукна, с отрезной спинкой. вставными клиньями ниже талии, выкройными рукавами, застегивавшаяся на крючки; по вороту, правой поле и кромкам рукавов она обшивалась черным плисом или гарусом. В Рязанской губернии носили шушпан, шушун или сушун - туникообразную распашную или глухую одежду длиной до колен или немного ниже, с рукавами до локтей с ластовицами, обильно украшенную красной тесьмой, кумачом, ситцем. Шушпан нередко носили как накидку, перекинув рукава наперед, а в ненастье - накинув на голову. Здесь же употреблялась юпа или юпочка - распашная туникообразная одежда белого домашнего сукна или полусукна. Праздничная юпа была без рукавов, будничная с рукавами, довольно короткая, украшенная выкладками из кумача, позумента, бархата, бахромой, вышивкой. Спорадически носили и другие виды одежды, к концу XIX века выходившие из употребления: крутик, коротыш, прижимка и другие.

Неотъемлемой частью женской и девичьей одежды был пояс. В южно-великорусских губерниях употреблялись разнообразные тканые и плетеные пояса, по украшению концов отличавшиеся большим разнообразием. Это был пояс-покромка из черной или темно-синей шерсти, заканчивавшийся лопастями различной формы, украшенными бахромой, бисером, галунами, лентами, расшитыми гарусом; узкий плетеный из цветной шерсти пояс с кистями; тканые шерстяные кушаки с узором в полоску и преобладанием красного цвета в сочетании с белым, зеленым, синим, желтым. Длина покромок и кушаков была значительной, они в несколько раз оборачивались вокруг талии, а концы их подтыкались под покромку по бокам, либо завязывались концами сзади, а там, где не носили передника - сбоку или спереди.

Обувью служили лапти косого плетения, носившиеся с белыми или черными онучами или шерстяными вязаными чулками под оборы, а также кожаные чоботы или коты — галошеобразные туфли на невысоком каблуке с подковками, спереди и сверху орнаментированные красным и желтым сафьяном, сукном, украшенные спереди цветными шерстяными махориками. Кожаная обувь также закреплялась на ноге сборами - черными или красными шерстяными шнурами или тонкими полосками кожи, пропущенными через петлю на заднике.

Довольно разнообразны были нагрудные, шейные и другие украшения. Это ожерелок или жерелок, подгорлок в виде бисерного кружева, закрепленного на полоске холста: он надевался на шею и застегивался сзади на пуговицу. Это гайтан — плетеная бисерная тесьма длиной 50-70 см, заканчивавшаяся бахромой, медальоном или крестом. Это ожерелье в виде узкой полоски кумача с плотно нашитым бисером и перламутровыми пуговицами. Носили также дутые стеклянные бусы, разнообразные дутые медные серьги с привесками из цветных бусинок, разноцветной шерсти и т. п. а также очень характерные для кичкообразных головных уборов пушки - ушные украшения в виде шариков из гусиного белого пуха или заячьей шкурки, закреплявшиеся на висках.

Наиболее известной женской одеждой, иногда неправильно считающейся исконно русской, был сарафан - основная часть сарафанного комплекса. Сарафанный комплекс   преимущественно принадлежит центральным и особенно северным, северо-восточным и северо-западным губерниям. Однако сарафан бытовал и в южно-великорусских губерниях. Выделяются пять типов сарафанов:

- глухой косоклинный, с проймами, называвшийся в некоторых губерниях шушуном и сукманом; он бытовал в Новгородской, Олонецкой. Псковской, Рязанской, Тульской, Воронежской, Курской губерниях и бывший старинным типом сарафана, постепенно заменявшимся другими;

- косоклинный распашной или с зашитым швом спереди, с проймами или на лямках, распространенный почти исключительно в северо-восточной России, Поволжье, Приуралье, Московской, Владимирской, Ярославской, реже в Вологодской и Архангельской губерниях; в Ярославской и Тверской губерниях он известен под названием ферязь, в Тверской и Московской - саян, а также кумашник,

- прямой сарафан с лямками, известный

Источник: www.coolreferat.com

Другие товары