Костюм раннего Средневековья (IX—XI вв.)

средневековый костюм

«СРЕДНЕВЕКОВЬЕ развилось из совершенно примитивного состояния. Оно стерло с лица земли древнюю цивилизацию, древнюю философию, политику и юриспруденцию и начало во всем с самого начала. Единственно, что средневековье взяло от погибшего древнего мира, было христианство и несколько полуразрушенных, утерявших всю свою прежнюю цивилизацию городов» .

Медленно развивающиеся земледелие и скотоводство диктуют развитие материальных и духовных потребностей общества, ограничивая их кругом замкнутых родовых интересов и грубых навыков общения. Родовые и межродовые распри, суровые условия жизни, жестокая борьба за жизненное пространство и власть над ним, сопровождающие становление европейского феодализма, определили потребности в создании крепостных центров и положили начало в строительстве крепостной и замковой архитектуры. Крепостной, оборонительный характер, каждую минуту могущий обернуться агрессией, определял весь жизненный уклад, бытовой антураж которого находился в прямой от него зависимости.

Натуральное хозяйство подчинялось насущным нуждам, исходило из минимума, имеющегося под рукой, и из потребностей, которые этот минимум мог удовлетворить.

С технической стороны область костюма была ограничена примитивностью прядения, ткачества и традициями быта. А образ жизни общества не вызывал еще потребности в совершенстве одежды, арсенал ее был весьма скуден и укладывался в четыре наименования: рубаха, штаны, плащ и покрывало. Цвет, украшения и материал характеризовали общность, группу людей, клан, род: 1) как единый хозяйственный организм, располагающий одинаковым сырьем, красителями и способом производства, и 2) как единый духовный организм, объединенный единомыслием и духовным укладом (обычаи, этика, мораль). Эти признаки, практически определившие декоративный строй одежды и украшений, впоследствии закреплялись как национальные (орнамент, вышивка, разрисовка, аппликация, цвет и т. д.).

Костюм раннего Средневековья (IX—XI вв.)

«Сказал из Тронеге Гаген: Какой-нибудь значок нашейте на одежду».

«Песнь о Нибелунгах»

От периода великого переселения народов европейцам остались меховые и кожаные плащи, кожаные и костяные элементы защитной одежды (панцири), примитивная обувь и обмотки для штанов.

С таинственного и призрачно далекого Востока как драгоценность и малодоступная роскошь изредка приходили легендарные ткани и благовония.

В обилии создаваемые народами бронзовые и костяные обереги и украшения, накладные и навесные, орнаментальные обрамления которых выполнялись в звериномстиле. составляли арсенал культурных завоевании ремесла (рис. 30 а-ж). Все это и легло в основу романского стиля костюма. Это длинные и короткие туники, надеваемые одна на одну; плащи — от шкур до сшитых кусков ткани, сколотых, связанных, прошнурованных, с отделкой и без; штаны — короткие, до колен и длинные, прикрепленные обмотками к икрам и заправленные в кожаные чулки или обувь — постолы. Одежда мужчин и женщин была однородной, различаясь по длине и украшениям. Бедра у тех и других охватывал пояс с прикрепленными к нему оружием, оберегами, гребнями и кошельками (с появлением денег). Кол- ты — височные подвески, венцы, крепящие волосы, шейные гривны, браслеты — защита запястья, серьги, амулеты, щитки из металла на груди, пряжки на поясах и на плащах украшали и заполняли плоскости одежды. В соединении с грубой фактурой ткани, мехом плащей, капюшонами и длинными волосами они производили суровое впечатление и несли в сочетании определенный эстетический эффект.

Простота формы одежды характерна для всех классов средневекового общества (рис. 31, 32). Писатель IX века Эгинхарт оставил нам описание одежды Карла Великого: «Рубаха, штаны, чулки с обмотками, туфли, меч на перевязи; зимой — нагрудник из шкуры выдры, закрывающий горло и грудь, плащ». В торжественных выходах на плечи надевалась мантия. В русском языке существует три определения накидного полотнища: плащ, набрасываемый наплечи, застегивающийся или скрепленный, изготовлялся из разных фактур; корзно — драгоценный, подкройный плащ с застежкой на правом плече (рис. 33); мантия — торжественная ткань, на подкладке, обширная по размеру (царская



— длинная с треном), богато украшенная. Мантии подбивались черными соболями с белыми пятнышками, мехом горностая, куницы (рис. 33а). Знатные люди носили зимние плащи с подкладкой из мелких шкурок дешевого меха (рис. 34, 34а). Большую роль играли декоративные украшения — вышивки, накладки из металла, служившие регалиями, оберегами, геральдическими признаками.

Умение определить сущность стилевого единства в тех или иных атрибутах оформления исторического спектакля через фактурные признаки вещей является одним из современных методов раскрытия образа драматургии. Поэтому воздействие на зрителя через осязаемую фактуру стало правомерным для современного искусства декорации театра и кино. Физическая сила как главенствующий признак жизнеспособности людей раннего Средневековья проявляется в одежде и ею поддерживается. Вот почему спектакли, адресованные к временам романского Средневековья, акцентируют его выражение в оформлении фактур, ассоциирующих с понятием примата грубой силы. Иллюстрацией к вышесказанному могут служить черно-белый фильм «Король Лир» Козинцева и цветной фильм «Красная мантия» (Дания — Швеция), повествующий о времени, описанном в величавых сагах Скандинавии.

Жестокий первозданный ландшафт одухотворяет развернутое на его фоне действие. Быт прост и примитивен и существует как производное рук человека, с трудом освоившего простейшие блага — крышу, очаг, огонь, нары для сна, топчан для еды.

«…Предметы быта, одежда, утварь, кольчуги воинов и их простые мечи — все эти немые участники… обрели значение и смысл, потому что они возвращены в свою стихию, в прошлое, живущее на экране, в своем особом несколько замедленном и величавом ритме…» .

Грубая шерсть плащей и туник сурова, как скалы пейзажа, и только молодость лиц, цвет волос и белизна улыбок отделяют живое от мертвой материи. Тепло вязаных шалей, обрамивших скорбные лица матерей,— единственное «тепло», которое осязает зритель, ибо чувства женщин скованы правилами чести и долга. Скупой антураж превращается в участника действия, создает монолит образа средневековья и тесно, органично связанных с эпохой людей в их суровом единении с природой, чьими детьми они остаются.

Кожа, дерево и медь, господствующие в оформлении спектакля «Король Лир» (Англия), выявили в союзе грубой фактуры, в первозданности ее сочетаний идею эпохи, идею столкновения неприкрытых человеческих страстей. Совершенство исполнения кожаных одежд только усиливало ассоциацию их органического естественного происхождения, а фон из грубо сколоченных досок массивного стола или трона Лира, блеска меди в примитивных формах кружек или грубой плоскости неуклюжего щита, молчаливо и выразительно включавшиеся в текст Шекспира, создавали декорацию, точную по адресу эпохи и активную по передаче ее настроения.

Костюм — это восприятие человеком окружающей действительности в форме материальной и пригодной для существования в определенных условиях (рис. 35 а-д). Вот почему если основное условие целесообразности, предъявляемое к формированию костюма, на разных этапах истории материальной культуры совпадает и имеет в образовании формы малейшие точки соприкосновения, то мы наблюдаем повторы и возвращение к одним и тем же видам форм одежды и фактур, ее образующих.

Идея целесообразности, уже более полувека диктующая нормы современного костюма, совпала с идеей целесообразности в костюме отдаленной ступени человеческой культуры. Доказательством тому служит распространение в современной моде средневековых форм костюма (естественно, приемлемых для времени), и наоборот, в искусстве театральном и кино костюмы, одолженные у современной моды, укладываются в схему костюмов Средневековья, чем достигается, очевидно, желаемое постановщиком ассоциативное, образное совпадение в проявлении вечных человеческих чувств.

Примеры: вязаные, как современный свитер, кольчуги — «Генрих IV» в БДТ; современный свитер и накидка — «Гамлет» худ. Боровского (Театр на Таганке). Грубая фактура трикотажа с объемным валиком воротника — как средневековый ворот капюшона — работают на одну идею — связь времен.

Источник: Р. В. Захаржевская « История костюма: От античности до современности »
Источник: www.thingshistory.com

Другие товары