Пальто от Версаче или шинель от Гоголя?

Г оворят, что мужчина, прежде чем сделать какой-либо решительный шаг, думает: «Что я скажу?», а женщина: «Как я оденусь?» Правда это или нет, сказать трудно, но тот факт, что одежда диктует наше поведение, а иногда и определяет наше будущее — неоспорим. Вспомните хотя бы «Шинель» Гоголя. А ведь таких шинелей, пальто и плащей достаточно и в нашей жизни!

Тщательно изучив нюансы своей «гардеробной» политики, прихожу к выводу о том, что она соответствует названию «последний писк моды», сказать точнее — ее «предсмертный всхлип». Остается почтить ее светлую память молчанием и устремиться навстречу нового, хлопчатобумажного или кожано-трикотажного витка моей жизни.

Одежда первого и второго хэнда Рынок «Звездный» — звездная ярмарка тщеславия. Платье с лейблом Диора — образец турецкого декора, пальто от Версаче — белорусских ателье удача. Пробегая местные развалы на открытом воздухе, нахожусь в постоянном напряжении: правый глаз — на лотки (мелькают как аляповатые картинки комиксов), левый глаз — на народ (топчется по моей голове), «третий» глаз на сумку (служит добычей карманников). В закрытых павильонах дышится уже свободнее. Продавщица окидывает меня взглядом удава и решительным жестом отдергивает вешалки, которые радуют глаз веселенькими расцветками и фасонами, произнося сакраментальную фразу: «Ну, на вашу фигуру, пожалуй, только это». Под «только этим» подразумевается несуразное черное кожаное пальто, которое с чувством удовлетворения могла бы носить разве что убежденная революционерка Александра Колонтай. «Скромность умерла, когда родилась одежда», — констатировал Марк Твен. Когда же родилась эта одежда, приказало долго жить и мое чувство юмора!

Молодежная одежда Магазин «Маяк» сигнализирует о прошедших годах моей юности. Весь обслуживающий персонал — мальчики призывного возраста, которых характеризует расхлябанная майка на плечах, пирсинг на лице и скромный бэйджик с именем «Саша» или «Леша» на груди. Слова «прикольно» и «круто» слышатся с интервалом в минуту и являются основным критерием оценки представленной здесь одежды. Чтобы не ударить в грязь лицом, решаю идти по следам проходящей мимо восьмиклассницы. Перебираю вместе с ней вешалки со свитерами и куртками и лишь через пять минут замечаю, что нахожусь в мужском отделе. Да, стиль «унисекс» — это модно и практично: подбирая мужа нужного размера, можно использовать свитер, подаренный на 8 Марта, в качестве подарка на 23 февраля. Перехожу в женский отдел: он радует разнообразием ассортимента (рваные кофточки, резаные джинсы, аппликации с китайскими иероглифами, вязаные в крупную дырку безрукавки) и скудностью размеров (от 40 до 44). Не рискуя обратиться за консультацией к юным неформалам, я все-таки решаюсь примерить слегка «аномальную» шапочку, на лейбле которой стоит название фирмы «Творческая мастерская «Гуманоид». И действительно, глядя на меня, проходящий мимо тинэйджер затягивает песню: «Ты упал с Луны. » В этом магазине ощущаешь себя «Незнайкой на Луне». Чтобы не терять бодрость духа, я напеваю про себя песню: «Мои года — мое богатство» и ухожу оттуда с гордо поднятой головой.

Элитная одежда Небольшой вояж по Большому проспекту Петроградской стороны — мир бутиков, салонов и домов мод. Ярко мелькают названия известных фирм, одиноко слоняются из угла в угол молоденькие продавщицы. Примеряя в одном из таких магазинов кожаную куртку, я довожу до умопомрачения продавщиц глупыми вопросами о том, из какого ценного, видимо, доисторического, животного сделан данный товар. Цена тянет на заморского крокодила. Ничуть не смущаясь, девушки пытаются достойно отработать свои проценты. «Этот зеленый цвет вам удивительно к лицу», — восклицает юная пиарщица верхней одежды, пытаясь затолкнуть меня в пальто на два размера меньше моего собственного



тела. Масса никак не хочет погружаться в тот объем, который ей предложен. Продавщица оттягивает пуговицы, делая вид, что складочки на груди — задумка великого кутюрье. «Боже, я не могу в ней дышать!» — говорю я, возмущенно выдыхая полной грудью, при этом пуговица смачно отлетает в сторону. «Не виноватая я», — ору, что есть мочи, поскольку эта пуговица от пальто стоит больше, чем прожиточный минимум всей нашей редакции. Нет, все-таки буйная фантазия французских модельеров не в состоянии уследить за природными метаморфозами фигуры русских женщин. Неужели в ближайшем сезоне я могу рассчитывать лишь на демократичный наряд Евы?

Бери шинель, пойдем «в народ» Ярмарки, магазины и бутики сливаются в один гомонящий табор. Мода нынешнего осенне-зимнего сезона обрушивает на меня тот творческий беспорядок, который творится в головах иноземных кутюрье. Вызывающе большие воротники и ассиметричные застежки, мини-юбки с каскадом мелких оборок и огромные аппликации из кожи на белых майках. Здесь есть всплески вдохновения писателя-романиста и кляксы его недописанного любовного романа. Я провожу рукой по бесчисленному ряду курток и пальто. Стоп. Вот оно! Свершилось! То самое, чего давно не хватало моему изголодавшемуся женскому существу. Смело, необычно, экстравагантно. Я — тетушка Чарли из Бразилии, где в лесах живет много-много диких обезьян. или бобров. Кожаное пальто с оригинальными вставками из бобрового меха — это та самая гоголевская шинель, которая перевернет мои серые будни. Каким образом, спросите вы. Все очень просто.

Устраиваясь на работу, я покажу будущему шефу все прелести женского и звериного естества. «Можете снять пальто», — предложат мне на собеседовании. «Нет, спасибо», — скажу я, а бобер начнет растапливать лед в глазах придирчивого босса. Начальник уже не будет спрашивать, почему меня «ушли» с занимаемой должности, он будет спрашивать, почему ушла я. Изящное пальто, милая улыбка и чувство собственной самодостаточности —вот то, что поставит все на свои места. Теперь уже не работа будет выбирать меня, а я — работу. «Ну что ж, давайте попробуем», — изречет на будущий босс. Ну что ж, давайте! Голосование состоялось: начальник — за, я — за, бобер тоже не против.

Коллеги женского рода, готовящиеся стать моими новыми злейшими подругами, будут критически обозревать мой гардероб: «Что это у тебя — заморский барс или мексиканский тушкан?» — с ехидством спросят они. «Саблезубый бобер», — улыбнусь я, а сама буду купаться в лучах их женской зависти. Воистину, одежда — это то, что мы надеваем для женщин, а снимаем для мужчин.

Кстати, о мужчинах. Кровожадные инстинкты хищника-бобра проникнут в мое женское сознание и помогут отомстить виновнику несостоявшейся личной жизни. Финал нашей встречи известен мне заранее. Охота началась, и в глазах жертвы можно будет прочесть следующее: «Я хочу тебя и твоего бобра в придачу». Не вдаюсь в подробности, кого из нас двоих он будет хотеть больше. Главное, что бобер прогрызет наконец-то плотину его незыблемого существования без меня. «Но, может, черт возьми, нам снова». Ну уж нет, начинается новый этап в моей жизни и таким плешивым бобрам, как он, в ней не место.

Тыкаюсь носом в бархатистый мех, предвкушая будущее. Я осознаю, что в этой бобровой шкурке сосредоточилось не только прошлое маленького зверька, но и будущее взрослого человека. Снежинки играют на волосах, коричневая кожа пальто уютно стягивает тело, а бобер, искусный и умелый строитель, уже начинает возводить плотину моей надвигающейся счастливой жизни. Главное, чтоб моль не увидала.

Екатерина Штерн

Источник: www.wmnspb.ru

Другие товары