Верхняя одежда жителей кавказа кроссворд

верхняя одежда жителей кавказа кроссворд

Мужской костюм у разных народов Дагестана имел много общего. Аварский бешмет «гутгат», кумыкский «къаптал», даргинский «къаптан», «минтана», лакский «ава», лезгинский «валчаг» имели лишь некоторые локальные особенности. Похожими были черкески (аварская, лакская и лезгинская «чукъа», кумыкская «чепкен», даргинская «сукъбан»), головные уборы, обувь. Всюду в Дагестане носили андийские и аварские бурки, войлочные плащи и т. д.

«Обыкновенный костюм дагестанского горца, - писал историк Н. Дубровин, - составляют: нанковой или темно-синей чадры (материя вроде бязи) короткая рубаха; такие же суконные шаровары, весьма узкие внизу, нанковый бешмет и черкеска из серого, белого или темного домашнего сукна, с патронами на груди. Бешмет застегивается крючками, а черкеска, обрисовывающая стройную талию мужчины, туго перетягивается кожаным поясом с металлическими украшениями, а у людей богатых и зажиточных с серебряным убором. Спереди на поясе висит кинжал: у богатого оправленный в серебро, а у бедного без всякой оправы. Кинжал не снимается никогда, даже дома. Туземец скинув черкеску, опоясывает себя поясом с кинжалом поверх бешмета. На голове горец носит длинную остроконечную шапку, но преимущественно употребляет папах, сшитый довольно грубо из длинных и косматых овчин. Овчинный, закругленный сверху, с отвороченными внизу краями, образующими особый околыш, и составляет папах, верх которого покрывают сукном очень немногие».

П. Петухов, автор «Очерка Кайтаго-Табасаранского округа», помещенного в одном из номеров газеты «Кавказ» за 1867 год, утверждал, что «обыкновенная одежда жителей состоит из грубого холщового белья домашнего приготовления, цветного бешмета, чохи, своего сукна шерстяных онучей, ловко облегающих ногу и икры, поршней кожаных с шерстяными шнурками или коротких сапог и грубого встрепанного бараньего папаха натурального цвета. При этом всегда кинжал… еще неразлучный днем и ночью кубачинский пистолет».

Исследователь П. Ф. Свидерский так описывал костюм сотрудника одного из окружных управлений Дагестанской области: на нем была «синяя черкеска и белая папаха, дно которой красного сукна обшито позументами. На плечах красивый красный башлык. На чеканном серебряном поясе большой шикарный кинжал. Сзади за поясом - длинный пистолет, правда кремневый, но со сплошь обложенною черненым серебром ручкою; на боку висит подобной же отделки кривая шашка». Нательную одежду дагестанских горцев составляли туникообразная рубаха и простого покроя штаны «шарвар». Шили их из плотных шерстяных или хлопчатобумажных тканей домашнего и фабричного производства, обычно темных цветов (синий, серый, черный и др.). В Нижнем Кайтаге носили белую рубаху и белые штаны. Рубаху делали из полотнища длиной примерно 140-200 см, с расширением к низу. Она имела прямые длинные рукава, несколько суживающиеся у кисти руки. К верхней части нередко пришивали подкладку из более мягкой ткани; грудной вырез обрамляли неширокой планкой. Рубаха имела невысокий воротник, застегивающийся обычно на серебряную или медную пуговицу. Штаны шили в верхней части широкими, собранными на шнур, и узкими внизу. Некоторые мастерицы вставляли между двумя штанинами ромбовидный клин. Этот тип штанов получил в этнографической литературе название «штанов с широким шагом».

Поверх рубахи горец надевал бешмет, шитый по фигуре в талию, на подкладке. Он имел спереди прямой разрез, длину бешмета делали по усмотрению хозяина - выше или чуть ниже колен. Ниже талии, по бокам и сзади, вшивались клинья, образующие фалды. На бешметы шло в основном сукно домашнего производства; для изготовления нарядных бешметов приобретали темно-зеленые, черные, синие шерстяные и шелковые ткани. Бешмет имел невысокий ( 5 см ) стоячий воротник, по бокам ниже талии - внутренние, а на груди нашивные карманы. Спереди, от воротника до пояса, он застегивался на мелкие пуговицы и петли, изготовленные из тонкой самодельной тесьмы. Такой же тесьмой обшивали воротник, вырезы для боковых карманов, рукава, верх нагрудных карманов. Бешмет считался легкой верхней одеждой, в которой мужчина мог ходить дома, выйти на улицу, работать в поле. Для зимы бешмет шили на вате.

Поверх бешмета в прохладную погоду, а при приеме гостей и посещении общественных мест и летом, надевалась черкеска. Ее шили из домотканого сукна белого (для особых случаев), серого, черного и бурого цветов, обычно из целого отреза длиной 5-7 метров. Черкеску, как и бешмет, делали по фигуре в талию, цельнокроеной, без разреза, с большими клиньями у пояса до подола, образующими фалды. Рукава шили длинные и широкие (для удобства они обычно слегка отворачивались), с подкладкой ниже локтя. Черкеска имела открытый грудной вырез и застегивалась у пояса на несколько пуговиц. На груди с двух сторон были нашивные карманы с мелкими отделениями для 13-15 газырей, а ниже талии по бокам - внутренние карманы. Полы черкески, рукава и карманы обшивались тесьмой. Сверху черкеска перетягивалась ременным поясом, на котором спереди висел кинжал. Важной частью верхней одежды мужчины-горца являлась овчинная шуба, которую надевали зимой поверх бешмета, а иногда и черкески. Шубы различались по покрою: шуба по фигуре - с прямыми рукавами, приталенная и расклешенная внизу; большая шуба - широкая и длинная (почти до пяток), с ложными рукавами, носившаяся внакидку, и шуба без рукавов - с пелериной до пояса. На шубу шло в среднем 6-9 овчин; шили их главным образом мужчины.

Широкое хождение имели бурки, которые надевали на бешмет, черкеску или даже шубу, отправляясь в дальнюю дорогу или в поле в ненастную погоду. Нередко буркой пользовались и летом, защищаясь от жары. Простые бурки, необходимые в первую очередь чабанам, изготовляли сами; большие нарядные бурки для всадников покупали у андийцев.

На головах у горцев красовались овчинные шапки-папахи, войлочные шляпы или папахи из среднеазиатского каракуля.

Самым распространенным головным убором была папаха. Она имела полусферическую форму и походила на перевернутый котел небольшого размера или усеченный конус. Шились папахи из сплошного куска овчины мехом наружу. Посетивший Дагестан в начале XIX веке С. Броневский писал, что его жители «вместо полукруглой шапки черкесской… носят высокую шапку с плоской тульей и с черной бараньей опушкой».

Под влиянием моды форма папах на протяжении столетия неоднократно менялась. В конце века, например, стали делать шапки с невысоким (22-23 см), но несколько расширяющимся кверху околышем и суконным донышком. Папаху шили на теплой стеганой подкладке, суконное донышко крепилось несколько глубже крайней линии околыша. Донышки нарядных папах часто делались из сукна яркого цвета (красного, бордового, белого, голубого, синего) и украшались золотым, серебряным позументом или самодельной тесьмой. При изготовлении папах мастера использовали специальные деревянные болванки, на которые изделия натягивались во влажном виде и оставлялись до полного высыхания.

Летом для защиты от солнца использовали войлочные шляпы с широкими полями. Их делали из шерсти хорошего качества, обычно белого цвета. Существенную часть головного убора составлял башлык, который шили как из местного, так и из фабричного сукна. Нарядные башлыки из белого или красного материала украшали галуном или тесьмой. Башлык напоминал капюшон; его кроили в форме равнобедренного треугольника, от которого с двух сторон шли небольшие полосы ткани для завязывания у шеи. Носили башлык поверх шапки, когда отправлялись в путь в ненастную погоду; обычно его закидывали на спину черкески и закрепляли с помощью тесьмы.

Чалмы на Кавказе обычно не носили. Чалму можно было увидеть лишь на некоторых представителях духовенства и важных людях среди жителей Причерноморья. В Имамате Шамиля чалма была введена как знак отличия между гражданами разных званий и должностей.

Кадиям, муллам и другим ученым людям - алимам был присвоен зеленый цвет. Хаджиям - мекканским пилигримам, особо уважаемым в народе, - гранатовый, наибам - желтый, и т.д. Сам Шамиль носил белую чалму, как и все простые мюриды. Впрочем, эти головные уборы не были чалмой в ее натуральном виде. Для горцев это было бы слишком хлопотно и не всегда по средствам. Роль чалмы в горах исполнял кусок кисеи или другой материи, обернутой вокруг обычной папахи.

К мужской обуви относились мягкие сапоги (у аварцев - «чакмай»), кожаные галоши, башмаки (от тюркского слова «басмак» - «наступать») на толстой кожаной или деревянной подошве, с небольшим каблуком и загнутыми вверх носами, чувяки из цельного куска сыромятной или дубленой кожи, сложенного вдвое, и обмотки (у кумыков - «делать»). Последние представляли собой полотнище с длинными шнурами на одном конце для перетягивания ноги сверху.

Именно обмотки имел в виду Н. Дубровин, когда писал, что горцы Дагестана «носят во время лета на коленях суконные ноговицы, а зимою привязывают кусок войлока». В высокогорных районах, где морозы крепче и зима длится дольше, население широко пользовалось сапогами из войлока. Они делались с острыми загнутыми вверх носами и длинными голенищами.

В домашних условиях использовались шерстяные носки, которые умела вязать каждая женщина. Для прочности к носку иногда подшивали сукно или холст. Поверх носков надевали мягкие сафьяновые сапоги, голенища которых покрывали ажурной строчкой. Основу таких сапог составляли тонкие, без подкладки, чувяки, к которым пришивались тонкие же голенища из черного, красного или желтого сафьяна. Иногда голенища не пришивались, а прикреплялись при помощи петель и пуговиц. Изготовление обуви и головных уборов, шитье мужской одежды, кроме нижнего белья, входили в обязанность мужчин. Исключение составляли кумыки, у которых бешметы, черкески и шубы шили женщины. Одежду на заказ изготовляли мастера-специалисты, труд которых оплачивался натурой (зерном, шерстью, овчиной) или деньгами.

Во второй половине XIX века в Дагестане стала появляться готовая одежда из России, Закавказья, Средней Азии (сапоги, башмаки, галоши, нижнее белье, пальто, носки и др.). В начале XX века мужчины стали носить модные в то время брюки «галифе». Почти ту же одежду, что и мужчины, носили мальчики. Им шили такого же покроя штаны, рубашки, шубы, овчинные папахи (с 1-2 лет), бешмет (с 7-8 лет). Черкеску подросткам, как правило, не делали. Исключение составляли лишь богатые семьи. Для детской одежды использовались ткани более ярких расцветок. Маленьким детям в качестве верхней одежды шили стеганые телогрейки в виде кителя или куртки с длинными рукавами и прямым разрезом спереди или без рукавов и воротника. Те и другие застегивались на пуговицы. Особенностью верхней одежды кубачинских мальчиков была стеганка на ватной подкладке, цельнокроеная, сшитая в талию и расклешенная при помощи 8-10 клиньев. Она имела спереди разрез, но застегивалась сбоку.

На голову детей младшего возраста надевали шапочки из плотных шелковых тканей (бархата, парчи), несколько напоминавшие по форме среднеазиатские тюбетейки; детям постарше - те же овчинные шапки. Овчинную шубу детям шили обычно в талию, без накидки, с прямыми рукавами. На ногах дети носили войлочные сапоги и чувяки или «дабри».

Костюм каждого совершеннолетнего горца украшал кинжал, висевший спереди на ременном поясе. В дорогу брали с собой шашку или саблю, пистолет и кремневое ружье. Оружие украшали насечкой по кости, металлу и рогу, с глубокой гравировкой и чернью по серебру.

Во второй половине века, с проникновением в горы изделий городского быта, зажиточные горцы стали носить кольца с печатками, перстни и цепочки от карманных часов.

Значительно больше, чем мужской, украшался костюм мальчиков. На головные уборы нашивали серебряные круглые бляхи с подвесками на цепочках; детскую одежду покрывали монетами, подвесками, литыми фигурками, фрагментами серебряных украшений, бляхами, сердоликовыми бусами и т. п. Многие из этих предметов служили амулетами или талисманами.

В Имамате на груди отличившихся горцев можно было увидеть учрежденные Шамилем ордена и другие знаки отличия.

Первые наградные знаки появились в Чечне. В одном из донесений генерала П. X. Граббе говорилось: «Давно уже до меня доходили слухи, что Шамиль для поощрения наибов, отличившихся в скопищах твоих, раздает им знаки отличия вроде наших орденов и старается вводить некоторую правильность между своими полчищами. Высшей наградой среди мюридов считался военный знак отличия». Ордена и знаки отличия изготовлялись дагестанскими ювелирами из серебра с позолотой, чернью, зернистой сканью. Полузвезды для генералов, треугольные медали для трехсотенных командиров, круглые для сотенных, особые награды, эполеты, сабли с темляками (кистями на рукоятке) за храбрость и другие знаки украшались надписями на арабском языке. Надписи эти тоже были весьма разнообразны, порой они содержали и имена награжденных. «Это - герой, искусный в войне и нападающий в битве как лев» - можно было прочитать на медали храбреца. Наиб Ахвердилав имел серебряный орден с надписью «Нет человека храбрее его. Нет сабли острее, чем его сабля», а также темляк за свою неустрашимость. Подобную награду имели и чеченский наиб Джават-Хан, и многие другие отличившиеся горцы.

Имам Шамиль, имевший титул «Повелитель правоверных», орденов не носил. Л.Толстой в «Хаджи-Мурате» писал: «Вообще на имаме не было ничего блестящего, золотого или серебряного, и высокая, прямая, могучая фигура его, в одежде без украшений, окруженная мюридами с золотыми и серебряными украшениями на одежде и оружии, производила то самое впечатление величия, которое он желал и умел производить в народе».

Верхняя одежда вайнахов, по словам Н, Грабовского, «состоит из черкески туземного сукна, ситцевого бешмета, папахи и чувяк, делаемых из лошадиной кожи или из сафьяна, с подошвами из этой кожи; зимою сверх этого костюма носится овчинная шуба, а ноги облекаются в теплые чувяки, похожие на валенки. Дети лет до четырех не облекаются почти ни в какую одежду; исключением в этом случае служат только дети более состоятельных родителей. С четырехлетнего же возраста их одевают в рубашки, а дальше дают и шаровары; зимою же одевают в полушубки…».

В. Пфаф писал: «Одежда осетин ничем не отличается от одежды остальных кавказских горцев. В обыкновенное время они носят из толстого холста рубашку со стоячим воротником и халат из толстого, большей частью коричневого цвета сукна. Обыкновенная обувь состоит из сандалий (лаптей), плетенных из веревок или ремней, которые подвязываются к ноге точно так же, как у древних греков и римлян. Эта обувь весьма практична для горных стран; сапоги же с гладкою кожаною подошвою не годятся для тамошних путешествий, так как с ними нет возможности держаться на крутых склонах и льдах. В зимнее время осетины носят теплые, из войлока, чувяки («дзабертое»), почти до колен. Штаны («халах») в летнее время носятся из холста, в зимнее - из сукна. Шаровары («сакбар») обыкновенно делаются из сукна. Иногда осетины, преимущественно на южном склоне, носят и грузинские башмаки («чуститое»). Бурка и башлык составляют необходимую принадлежность дорожной или зимней одежды.

Богатые люди в ауле никогда не отличаются в одежде от бедных… Богатые парадные их костюмы висят в кунацкой и надеваются во время общественных праздников или в случае приезда знатных гостей. В этом обычае выражается принцип равенства всех в патриархальном обществе, - и действительно, богатые люди образованием и обстановкою весьма мало отличаются от бедных. Богатство их помещается в сундуках или висит в виде драгоценного оружия на стенах в кунацкой, либо спрятано в виде утвари в чуланах. Превосходство богачей над остальными проявляется только в праздничные дни.

Парадная одежда осетина во многом отличается от обыкновенной. Рубашка бывает из тонкого цветного полотна. Бешмет (архалук) называется по-осетински «корост». Черкеска (пуха, чуха) из более тонкого сукна, синего, коричневого, желтого и даже красного цвета. Черкеска или кафтан спускается немного ниже колена и на груди пришит ряд кожаных футляриков (газырей - Авт.) для патронов («перц», «перцитое» во множественном числе). На правой и левой стороне груди до 7, 8, 9 таких футляров. Это украшение чрезвычайно изящно и придает одежде кавказских горцев особенную прелесть. В кожаных футляриках, пришитых к груди, находятся патроны, у богатых - из настоящего серебра… Эти патроны в настоящее время служат только украшением, прежде же они были наполняемы порохом, пулями и зарядами для винтовки и пистолета. На поясе, узко стянутом в праздничные дни, осетин носит спереди кинжал («кама»), а по сторонам - один или несколько пистолетов («дамбадзе»). Шашка же («кард») висит через плечо, на спине - винтовка («топ»), большей частью в чехле из медвежьей шкуры или белого козла. Осетины носят на голове довольно высокую цилиндрической формы папаху («худ») из черного бараньего меха или простую войлочную шапку. Впрочем, папаха сильно подвержена моде; порою ее шьют очень высокою, в аршин и более высоты, а в другое время довольно низкою, так что она немного лишь выше папахи крымских татар. Эту папаху осетин почти никогда не снимает, что отчасти происходит от того, что голова у многих совсем обрита. В дороге, в ночное время, папаха служит подушкою. За Кавказом осетины носят иногда и папахи конусообразной формы, как у закавказских татар (азербайджанцев - Авт.) и у многих грузин.

Главное щегольство осетина составляют оружие и кушак («рон») или пояс. Последний большею частью украшен серебряными различных форм бляшками». А вот несколько зарисовок, сделанных бароном Ф. Ф. Торнау: «Во время путешествия через горы я совсем износил мое платье; черкеска была в лохмотьях, обувь едва держалась на ногах. У горцев существует обычай размениваться подарками с новым знакомым. На основании этого обыкновения весьма кстати принесли мне на другое утро от имени моей хозяйки новую черкеску, ноговицы и красные сафьянные чувяки, обшитые



серебряным галуном, который черкешенки умеют изготовлять с неподражаемым искусством. Все эти вещи отличались хорошим вкусом, особенно чувяки, обувь без подошвы, на которую знатные черкесы обращают главное внимание в своем наряде. Они шьются обыкновенно несколько меньше ноги, при надевании размачиваются в воде, натираются внутри мылом и натягиваются на ноги подобно перчаткам. После того надевший новые чувяки должен лежа выждать, пока они, высохнув, примут форму ноги. Под чувяками впоследствии подшивается самая легкая и мягкая подошва…

Одежда черкеса, начиная от мохнатой бараньей шапки до ноговиц, равно как и вооружение, приспособлены, как нельзя лучше, к конной драке. Седло легко и имеет важное достоинство не портить лошади, хотя б оно по целым неделям оставалось на ее спине».

В XIX веке почти все горцы, начиная с детского возраста и до глубокой старости, брили голову. С наступлением совершеннолетия оставляли усы и тщательно за ними ухаживали (существовала даже суповая ложка особой формы, позволявшая не пачкать усы и бороду во время еды). Люди в возрасте иногда красили усы и бороду хной. Это делалось не только из гигиенических целей или по обычаю, но и для того, чтобы в случае нападения на аул все его защитники выглядели, хотя бы издалека, молодыми и сильными воинами.

Женские наряды и украшения

Большим своеобразием отличалась женская одежда, учитывавшая условия национального, социального и даже зонально-климатического бытия горянок. Для ее изготовления применялись в основном привозные ткани фабричного производства: бязь, нанка, ситец, шелк, парча и др.

Женскую нательную одежду составляли широкие и узкие штаны и туникообразная рубаха, длиной почти до пят. Рубаха, как правило, имела широкие спущенные плечи, прямые широкие и длинные рукава, на груди вырез, иногда узкий воротник. У шеи рубаха застегивалась на одну пуговицу. В некоторых районах Дагестана поверх рубах женщины носили (особенно во время работы) широкие матерчатые пояса («ижи» или «иржи»). В предгорной и частично горной полосе Дагестана были распространены платья, известные в литературе под названием «архалук». Шили их в талию с прямым разрезом сверху донизу, с узким лифом и пришитой юбкой в мелкую или глубокую складку, широкими и длинными (до пят). Платье имело откидные рукава, иногда с разрезом ниже локтя. У даргинок оно называлось «лабада» или «гурди», у аварцев «горде», у кумычек - «арсар» и «бузма», у лезгинок и табасаранок - «валжаг» и т. д.

На Западном и Центральном Кавказе в моде были платья типа «къабалай» - приталенные, с открытым грудным вырезом, широкой закрытой спереди юбкой в складку и рукавами на манжете. Вырез украшался яркой отделкой из узких шелковых лент, пришитых с двух сторон в виде галунов. Такие платья охотно носили черкешенки, кабардинки, балкарки, осетинки и т. д. От них эта мода в середине XIX века перешла к кумычкам (они называли платье «асетин полуша») и затем распространилась на весь Дагестан.

Как и мужчины-горцы, женщины зимой носили овчинные шубы мехом внутрь. Они также были трех типов: широкая шуба с длинными ложными рукавами и откидным меховым воротником, шуба-накидка без рукавов и шуба в талию, с фалдами, короткими рукавами и грудным глубоким вырезом. Женские шубы не запахивались, а застегивались у ворота особой серебряной застежкой. Полы и рукава шубы оторачивались мехом. Для нарядных шуб подбирались однотонные шкурки белых молодых барашков. Воротник, разрез на груди до пояса и рукава выше меховой оторочки у таких шуб обшивались золотым позументом или цветной шелковой лентой, расшитой золотом. Особо дорогие шубы изготовлялись из меха хорька, выдры и горностая.

Самым распространенным женским головным убором горянок был платок на подкладке («чухта», «чохто», «чуха», «чук», «чутхъа», у чеченок - «чухт»). Верхняя часть представляла собой налобную повязку, а нижняя свободно спадала на спину, прикрывая голову и волосы, иногда делалась в виде мешочка. Чухту обычно шили из черной ткани; нередко налобную и теменную часть украшали серебром, кусками парчи или разноцветной шелковой ткани. К обоим концам верхней (налобной) части убора, как правило, приделывали неширокие ленты, которыми женщина обвивала голову, надевая чухту, и концы которых завязывала на затылке.

По покрою и способу ношения чухты можно разделить на два типа. Первый - чухта полотнищеобразная, на подкладке, незашитая вдоль. Второй - чухта из двух или трех частей: чепец со сборками выше затылка, из плотной ткани черного цвета на белой подкладке; накидка на волосы с подкладкой из белой бязи или ситца: полотнище (длиной 60-61, шириной 37-38 см), спускавшееся почти до пят и крепившееся ко второй части убора с помощью петель и пуговиц. Чепец и завязки украшали монетами, кораллами, бисером, жемчугом, серебряными цепочками. Внизу чухта оканчивалась каймой - широкой яркой лентой с пришитой к ней золотой или серебряной бахромой. Молодые женщины и девушки носили чухту из ярких разноцветных кусков по возможности дорогой ткани (атлас, парча, бархат, тафта и др.), пожилые - из ткани преимущественно темных расцветок и, как правило, без третьей ее части. Вторым самостоятельным элементом головного убора дагестанской женщины, выполнявшим роль платка, являлось большое покрывало, называемое «каз», «дика», «чаба», «ашмаг». Шилось оно из бязи, полотна или натуральной шелковой ткани местного производства. Развернутое покрывало накладывалось на темя так, чтобы правый конец был гораздо короче левого и свободно свисал за спиной, а левый конец проходил под подбородком, полностью покрывая грудь, и тоже закидывался на голову, после чего опускался на спину. Иногда края покрывала на темени скреплялись

булавкой. Концы его украшались каймой с бахромой, золотым шитьем. На протяжении XIX века покрывала постепенно вытесняли шелковые и хлопчатобумажные платки, а также шерстяные шали.

Женская обувь была во многом похожа на мужскую (чувяки, кожаные и войлочные сапоги, башмаки и т, д.). Но она была изящной, имела лучшую отделку, покрывалась узорами из серебряной или золотой канители. Женские сапоги имели более низкие голенища. Шерстяные носки, в отличие от однотонных мужских, вязали из разноцветных ниток. Обмотками женщины не пользовались.

Н. Прабовский писал: «В Кабарде и в горских обществах ее женщины высшего сословия ходят не иначе, как на низеньких ходулях. Ходули эти по большей части деревянные, но бывают и серебряные. Устроены они из двух стремянообразных дощечек высотою в 3-4 вершка, к которым сверху прикреплена третья плоская дощечка длиною в 5-6 вершков; эта последняя дощечка имеет форму подошвы или просто четырехугольника; посередине ее прикреплен ремень, в который всовывают ногу, становясь на ходули».

Среди женских украшений важнейшими были украшения налобно-теменной части чухты. Это могли быть массивная цепочка сложного плетения на налобной кромке чухты или 5-7 рядов серебряных монет разной величины; тонкая цепочка таких монет окаймляла налобный край убора, такая же цепочка спускалась с висков и огибала подбородок. Иногда вместо монет на теменную часть нашивали бусы из коралла, бисера, жемчуга в определенном сочетании с серебряными бляхами, литыми фигурками птиц, широкими цепочками кольчужного плетения и перламутровыми пуговицами. Височные подвески инкрустировали цветными камнями и стеклами.

Особый тип украшений составляла серебряная фигурная пластинка с черневым растительным орнаментом или бляха с накладным сканно-зерневым узором. От такой пластинки на лоб спускались многочисленные двойные или одинарные подвески на легких цепочках. Подвесками служили мелкие монеты, жетоны, бубенчики и т. п. В большинстве случаев это украшение соединялось несколькими цепочками с височными подвесками, составляя с ними единое художественное целое.

В ушах горянки носили серьги в виде подвесок, пластин, украшенных гравировкой, или полых серебряных шариков, укрепленных на небольшой дужке. К нагрудным украшениям относились разнообразные ожерелья и бусы, а также массивные бляхи, монеты, цепочки, подвески. Последние обычно нашивались симметрично с двух сторон груди. Были даже специальные нагрудники из монет.

С нарядным платьем женщины часто носили пояс. Пояса имели разнообразную форму. Одни состояли из соединенных между собой серебряных звеньев. Такие пояса были неширокими и имели небольшую пряжку. Украшались они сканно-зерневым узором, инкрустировались вставками из цветных камней и стекол. Более распространен был широкий пояс из кожи или платяной ткани с массивной серебряной пряжкой. На него нашивали в три ряда монеты и выпуклые серебряные бляхи. К нижней части пряжки иногда прикреплялись подвески на цепочках. Изготовляли пояс и из позументной ленты, которую украшали серебряными бляшками, выполненными в технике ажурной филиграни.

Украшения для рук составляли всевозможные кольца и браслеты. Кольца в основном были серебряные, типа печаток с гравировкой под чернь или с цветными камнями (сердолик, альмадин, бирюза) и стеклами. Кубачинские мастера изготовляли для знати золотые кольца с драгоценными камнями. Особенно много колец дарили женщине на свадьбу, так что порой каждый палец руки новобрачной бывал унизан двумя-тремя кольцами. Одаривая невестку, родственницы мужа обращались к ней со словами: «Будь богата!»

Большим разнообразием отличались женские браслеты. Они были литые и в виде незамкнутого овала, с застежками и без. В старину были особенно распространены витые браслеты-змейки из серебряной толстой проволоки. Концы их расплющивались и на них наносился гравированный черневой узор, либо делалась инкрустация цветными камнями и стеклами. Форму незамкнутого овала имели и серебряные пластинчатые браслеты, покрытые зернью, сканью, украшенные чеканными выпуклыми шишечками и инкрустированные драгоценными камнями. На браслетах такого типа специализировались кубачинские ювелиры.

Браслеты с застежкой (двустворчатые) были распространены меньше. По внешнему облику они мало отличались от браслетов без застежек. Их также украшали зернью, гравировкой и чернью с 1-3 камнями или инкрустировали цветными камнями и стеклами. Украшенный зернью браслет имел в центре утолщение, что придавало ему массивность; соответственно увеличивалось и количество орнаментальных камней. К краю браслета припаивалось маленькое колечко, и на нем на цепочке укреплялся стерженек, которым браслет застегивался.

С проникновением в горы изделий фабричного производства местные мастера стали изготавливать браслеты по городским образцам. Это были легкие украшения с одним крупным камнем в центре на нетолстой проволоке или неширокой тонкой пластине, покрытой черневым узором.

Дорогие платья и украшения бережно хранились и передавались по наследству. И теперь еще многие горянки выходят замуж в нарядах и украшениях своих матерей, бабушек и прабабушек.

Женщины Дагестана, как и другие горянки, обычно носили длинные косы, их могло быть до 12-20. Незаплетенными оставались пряди волос от висков вдоль щек до мочки уха. Жительницы предгорий оставляли также на лбу челку. Косы девочкам начинали отращивать с 5-6 лет; до этого возраста их стригли очень коротко, оставляя челку и прядь волос у виска.

Младенческие волосы как у девочек, так и у мальчиков сбривали. Это событие в семье отмечали торжеством, сопровождавшимся раздачей ритуальной пищи. У татов было принято взвешивать снятые волосы, причем на другую чашу весов клали деньги. На эту сумму покупали сладости и раздавали детям.

За длинными косами девочке до 12 - 13 лет помогала ухаживать мать. Чтобы волосы лучше росли и блестели, их мыли простоквашей, яичным желтком, миндальными отрубями с молоком, а при расчесывании слегка смазывали топленым маслом.

Косметика в XIX веке особого распространения не имела. Лишь на равнине и в предгорных районах женщины из состоятельных семей иногда красили волосы и ногти хной, сурьмили брови, румянились водным раствором кармина. Девушки для придания белизны коже лица мыли его кислым молоком или мазали раствором белой глины, который смывали после работы в поле.

Со второй половины XIX века в костюм и домашний обиход знатных и состоятельных дагестанских семей все настойчивее вторгается «русский стиль». Вот свидетельство Н. И. Воронова, посетившего в Кумухе вторую вдову Агалар-хана Казикумухского: «Ханша Халай, еще свежая женщина, принимала нас, сидя на ковре, с поджатыми под себя ногами; костюм ее, весь черный, в национальном вкусе, резко отличался от костюма дочерей, уже замужних; они одеты были почти по-европейски, притом в весьма богатые шелковые платья. Одна из них разливала чай, который нам и подан был по русскому обычаю. Вся обстановка и этого ханского дома, вообще не бедная, представляет также смесь туземного с русским».

Основные детали женского костюма, описанные выше, были характерны не только для Дагестана.

Н. Грабовский отмечал, что женщины Ингушского округа Терской области «сверх обыкновенной кумачной рубахи, доходящей до колен, носят бешметы из такой же материи. Остальной костюм составляют широкие шаровары, подвязанные у чувяк; голова повязывается куском белой бязи; костюм девушки нисколько не разнится от женского, но голова последних повязывается особенным манером. Женщины зимою носят шубы, но надевать их девушкам считается большим срамом. Предполагается, что молодая кровь должна согревать их…».

В статье Л. Тариевой «Институт Сув в древней Ингушетии» мы находим интересные сведения: «…Шитьем, изготовлением одежды, созданием костюма, организацией этикета, музыкой, танцами и другими подобными занятиями ведали специально избранные, обученные и особо воспитанные с детства женщины. Эти женщины назывались «Сув» («Княгиня»).

В соответствии с традицией из девочек избирали одну, отличавшуюся внешностью и способностями. Учителем девочки выступала другая, старшая Сув. Обычно старшая Сув попадала в чужое селение благодаря браку и готовила себе преемницу из местных девочек.

Сув запрещалось ходить на сельхозработы, запрещался тяжелый домашний труд и другие подобные работы. Но в ее обязанности входило распространение специфически женских знаний и ремесел: умение ткать, прясть пряжу, шить, вышивать, изготавливать фурнитуру, умение носить костюм и т. д.

Важной частью женского просвещения было то, что Сув наставляла девушек при их вступлении в брачный возраст.

Нередко, учитывая высокую роль Сув в обществе, ее избирали из числа дочерей наиболее почитаемых благополучных семей. Глава такой семьи был, как правило, владельцем башни.

Сув выполняла не только светские, но и сакральные обязанности: только Сув имела право изготовлять одежду для жрецов. Она же шла во главе молодежи во время процессии к местному святилищу, располагавшемуся на горе. После принесения жертвы в ее обязанности входило правильное распределение частей тела животного для ритуального пира.

…С распространением монотеизма изменились форма и функции одежды. Изменилось и мировоззрение ингушей. Институт Сув стал терять свою значимость и постепенно перестал существовать».

По свидетельству В. Пфафа, у осетинок на теле «длинная до пят рубаха из толстого холста или бумажной материи, широкие шаровары из ситца или (зимою) сукна, большею частью коричневого цвета. В праздничные дни они любят одеваться по возможности пестро. Сверх рубашки они носят длинный халат до пят, из легкой или теплой материи, смотря по времени года. При работе поднимают этот халат и прикрепляют его к поясу, так что шаровары видны до колен. Обувь в холодное время та же самая, что у мужчин, летом же они ходят босые. Голова обыкновенно до плеч покрыта платком. Этим же платком они закрывают лицо до глаз каждый раз, когда приближается к ним посторонний мужчина. Девицы заплетают косы и некоторые завязывают голову черным шелковым платком в виде шарообразной шапки. Более богатые женщины в праздничные дни носят отчасти на голове, отчасти на плечах довольно длинные белого цвета прозрачные вуали. У некоторых девиц зашивают грудь до пояса в довольно узкий кожаный корсет, который, как говорят, не снимается до выхода их замуж…»

Н. Грабовский так описывал наряды кабардинок: «Расположившись с одной стороны костра на нарочно приготовленном диванчике, покрытом подушками, я принялся за наблюдения. Первое, что бросилось мне в глаза - это были пестрые костюмы девушек, состоящие из цветных рубашек и шалвар, подвязанных внизу, у чувяк; все это покрывал длинный бешмет с серебряными застежками на груди, а талию охватывал широкий пояс с массивными серебряными бляхами; головы девушек были покрыты до верху галунами, имеющими форму пули системы Минье; словом - горянки были одеты по-праздничному…

Так как между сверкавшими серебром нарядами нередко попадались и весьма скромные и чаще - девушки с простыми повязками на головах, то я и полюбопытствовал узнать, не от разницы ли в средствах происходит скромность некоторых нарядов. Оказалось, что кроме этой, само собою разумеется главной причины, богатство наряда и особенно головной убор составляют сословное преимущество. Таким образом, на всех горских празднествах, имеющих по обычаю вполне демократический характер, сразу можно отличить девушек высшего сословия».

В заключение приведем описание одежды черкесских женщин, данное Ф. Ф. Торнау: «Черкесский женский костюм я нахожу чрезвычайно живописным. Поверх широких, к низу суженных шаровар, без которых не найдешь женщины на Востоке, носится длинная белая рубашка, разрезанная на груди, с широкими рукавами и небольшим стоячим воротником. Талия стягивается широким поясом с серебряною пряжкой. Сверх рубашки надевается яркого цвета шелковый бешмет, короче колена, с рукавами выше локтя, полуоткрытый на груди и украшенный продолговатыми серебряными застежками. Маленькие ножки затянуты в красные сафьянные чувяки, обшитые галуном. На голове круглая шапочка, обложенная серебряным галуном, повитая белою кисейною чалмой, с длинными концами, падающими на спину. Волосы распущены по плечам. Под рубашкою девушка носит так называемый пша-кафтан, который есть не что иное, как кожаный, холщ

Источник: www.nnre.ru

Другие товары